Угрозы ук рф - STROYALT.RU

Угрозы ук рф

Статья 119. Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью

1. Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью, если имелись основания опасаться осуществления этой угрозы, —

наказывается обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо ограничением свободы на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до двух лет, либо арестом на срок до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до двух лет.

2. То же деяние, совершенное по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы, а равно в отношении лица или его близких в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности или выполнением общественного долга, —

наказывается принудительными работами на срок до пяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового либо лишением свободы на срок до пяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового.

Комментарий к Ст. 119 УК РФ

1. Угрозу убийством или причинением тяжкого вреда здоровью нельзя рассматривать как установление ответственности за преступления против жизни и здоровья со стадии обнаружения умысла. Речь идет о самостоятельном составе преступления, со своими объективными и субъективными признаками.

2. Опасность данного преступления состоит в создании для потерпевшего тревожной обстановки, страха за свою или своих близких жизнь и здоровье. Умышленное создание путем угрозы психотравмирующей ситуации, нарушающей душевное равновесие (психическое благополучие) человека, само по себе является посягательством на здоровье, независимо от намерения виновного приводить или нет в исполнение данную угрозу. Поэтому именно здоровье является объектом данного преступления.

3. Угроза может быть выражена в любой форме: устно, письменно, жестами, демонстрацией оружия и т.д. Важно, чтобы угроза была воспринята потерпевшим. Именно с этого момента преступление следует считать оконченным, если имелся разрыв во времени между высказыванием угрозы и ее восприятием. Например, в случае отправки письма угрожающего содержания по почте, передачи угрозы через третьих лиц либо с использованием электронных средств. Возможно покушение на это преступление, если угроза не достигла сознания потерпевшего по причинам, не зависящим от виновного.

С объективной стороны содержание угрозы по комментируемой статье 119 УК РФ составляет высказывание намерения лишить жизни или причинить тяжкий вред здоровью. Угроза уничтожением имущества либо причинением какого-нибудь иного вреда, а также неопределенная угроза не образуют состава данного преступления.

Ответственность за угрозу наступает, если имелись основания опасаться осуществления этой угрозы. При оценке реальности осуществления угрозы необходимо учитывать все обстоятельства конкретного дела: обстановку преступления, взаимоотношения виновного и потерпевшего и др.

Словесная угроза («убью», «зарежу») не всегда может быть воспринята как реальная. Недостаточно и субъективного мнения потерпевшего, что он считал угрозу реальной, опасался ее осуществления. Необходимо установить, в силу каких обстоятельств имелись основания опасаться осуществления этой угрозы.

Наиболее серьезным основанием следует считать высказывание этой угрозы в процессе совершения насильственных действий в отношении потерпевшего.

4. Преступление считается оконченным с момента высказывания угрозы или выражения угрозы в иной форме. Если же виновный не только высказывает угрозу, но и совершает действия, направленные на ее осуществление, его действия должны быть квалифицированы как приготовление к убийству или умышленному причинению тяжкого вреда здоровью или как покушение на совершение этих преступлений.

5. С субъективной стороны данное преступление предполагает прямой умысел. Виновный сознает, что высказывает угрозу и желает, чтобы эта угроза была воспринята потерпевшим как реальная. При этом не имеет значения, намеревался ли в действительности виновный осуществить свою угрозу и была ли угроза сопряжена с каким-либо требованием к потерпевшему.

6. В ч. 2 комментируемой статьи предусмотрен единственный квалифицирующий признак, идентичный п. «е» ч. 2 ст. 111 УК.

7. Психическое насилие в виде угрозы убийством или причинением вреда здоровью может служить способом совершения другого преступления, например, разбоя, вымогательства, изнасилования, насильственных действий сексуального характера, угона автомобиля . В этих случаях содеянное квалифицируется по соответствующей статье УК, а комментируемая статья 119 не применяется . Специальными нормами предусмотрена повышенная ответственность за угрозу в отношении определенной категории лиц, когда происходит посягательство не только на личность потерпевшего, но и на другой объект: правосудие, порядок управления, установленный порядок прохождения военной службы. В таких случаях ответственность наступает по ст. ст. 296, 309, 313, 318, 321, 333 УК, а комментируемая статья также не подлежит применению.
———————————
БВС РФ. 2008. N 5. С. 18 — 19.

БВС РФ. 2004. N 2. С. 23 — 24.

Другой комментарий по статье 119 УК России

1. Общественная опасность данного преступления состоит в том, что при применении современных достижений биологии и медицины в области трансплантации органов или тканей человека допускаются злоупотребления, в процессе чего нарушается установленный законом порядок изъятия органов или тканей человека для трансплантации, и в результате этого нарушаются индивидуальная целостность конкретного человека, его права и законные интересы, ставится в опасность жизнь или здоровье, а также нарушаются права и законные интересы родственников, близких потерпевшему лиц.

2. Согласно ч. 2 ст. 21 Конституции никто не может быть без добровольного согласия подвергнут медицинским, научным и иным опытам. Изъятие органов и тканей человека регулируется Законом РФ от 22.12.1992 N 4180-1 «О трансплантации органов и (или) тканей человека». Донорство крови регулируется Федеральным законом от 20.07.2012 N 125-ФЗ «О донорстве крови и ее компонентов».

Под трансплантацией как методом медицинского лечения понимается процесс подготовки, удаления органов или тканей у одного человека (донора), их хранения и пересадки (имплантации) другому человеку (реципиенту). Как часть организма человека, орган представляет комплекс тканей, объединенный общей функцией, структурной организацией и развитием, а ткань — систему клеток и неклеточных структур. Трансплантация допускается лишь тогда, когда медицинские средства не могут сохранить жизнь или восстановить здоровье потерпевшего. Перечень органов и тканей человека, подлежащих трансплантации, определяется Минздравом России и РАН. В настоящее время действует Приказ Минздрава России N 306н, РАН N 3 от 04.06.2015 «Об утверждении перечня объектов трансплантации». Перечень указан в приложении к Приказу, в котором всего 24 пункта. Этот Перечень определяет предмет данного преступления (сердце, легкие, почки, печень, костный мозг и др.). Трансплантация допускается исключительно с согласия донора, т.е. живого человека, свободно и сознательно, добровольно отдающего свои органы или ткань для пересадки другому живому человеку. Такое согласие должно быть оформлено в письменном виде, и при этом должно быть заключение консилиума врачей-специалистов о том, что донору не будет причинен значительный вред. Изъятие органов и (или) тканей у несовершеннолетнего донора не допускается, за исключением пересадки костного мозга. Функции забора, заготовки и трансплантации органов и (или) тканей человека возложены на учреждения здравоохранения. Приказом Минздрава России N 307н, РАН N 4 от 04.06.2015 утвержден Перечень учреждений здравоохранения, осуществляющих забор, заготовку и трансплантацию органов и (или) тканей человека. В частности, в Перечне перечислены наименования 33 федеральных учреждений здравоохранения и 40 учреждений здравоохранения субъектов РФ, которым предоставлено право осуществлять забор и заготовку органов и (или) тканей человека, а также наименования 36 федеральных учреждений здравоохранения, 33 учреждений здравоохранения субъектов РФ, одного муниципального учреждения здравоохранения, которым предоставлено право осуществлять трансплантацию органов и (или) тканей человека.

3. Непосредственный объект преступления — жизнь и здоровье конкретного живого человека, которого принуждают к даче согласия на изъятие у него органов или тканей для последующей трансплантации. Склонение родственников умершего на изъятие у трупа органов или тканей состава данного преступления не образует.

4. Объективная сторона преступления по ст. 119 УК РФ выражается в принуждении потерпевшего к изъятию у него органов или тканей для трансплантации, совершенное путем насилия или угрозы его применения.

5. Под принуждением следует понимать воздействие на потерпевшего для получения его согласия на изъятие у него органов или тканей для последующей трансплантации. Способы принуждения указаны в ч. 1 коммент. статьи.

Под применением насилия понимается физическое воздействие на потерпевшего, напр., избиение, истязание, нанесение побоев, причинение легкого или средней тяжести вреда здоровью, связывание, ограничение свободы и др.

Под угрозой применения насилия понимается высказывание намерения применить физическое воздействие на потерпевшего с целью получить его согласие на передачу своих органов или тканей для трансплантации. Другие угрозы, напр. повредить или уничтожить имущество потерпевшего или его родственников, разгласить позорящие сведения или иные сведения, которые могут причинить существенный вред, для состава преступления значения не имеют.

Если согласие потерпевшего на изъятие у него органов или тканей достигнуто иным способом, напр., подкупом, уговором, то действия лица, добившегося согласия, не образуют состава данного преступления.

6. Состав преступления в статье 119 формальный. Преступление следует считать оконченным с момента начала указанного в законе принуждения, независимо от того, добился ли виновный путем насилия или угроз его применения согласия потерпевшего на изъятие у него органов или тканей и изымались ли они. Если фактически органы или ткани изымались, то действия виновного подлежат квалификации в зависимости от наступивших последствий по совокупности преступлений. Например, причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшего, если под принуждением было получено согласие на изъятие органа или тканей, подлежит квалификации по ст. 120 и п. «ж» ч. 2 ст. 111 УК.

7. Субъективная сторона данного преступления характеризуется прямым умыслом и специальной целью — добиться согласия потерпевшего на операцию по изъятию у него органов или тканей для трансплантации.

8. Субъект преступления по ст. 119 УК РФ — физическое вменяемое лицо, достигшее 16-летнего возраста.

9. В ч. 2 коммент. статьи предусмотрен квалифицированный состав данного преступления — в отношении лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии либо в материальной или иной зависимости от виновного.

О беспомощном состоянии см. коммент. к п. «в» ч. 2 ст. 105.

Материальная зависимость потерпевшего предполагает его нахождение на полном или частичном иждивении виновного лица, а иная зависимость потерпевшего от виновного лица может быть основана на родственных, брачных, семейных отношениях, на законе, договоре, напр., зависимость детей от родителей, опекаемых от опекунов, служащего от начальника, должника от кредитора и т.п. (см. об этом также коммент. к п. «г» ч. 2 ст. 117).

ВС объяснил, без каких признаков нельзя осудить за угрозу убийством

Обоюдный конфликт, переросший в драку, вряд ли может трактоваться как угроза убийством, даже если один из дерущихся испугался, так как его противник физически сильнее, разъясняет Верховный суд РФ.

Обязательным признаком угрозы убийством является ее реальность, а оценкой реальности угрозы является субъективный и объективный критерий, напоминает он.

Суть дела

Высшая инстанция изучила дело жителя Курганской области, осуждённого к 360 часам обязательных работ за угрозу убийством. Согласно материалам, подсудимый и потерпевший в ходе обоюдного конфликта избили друг друга, причём травмы получили оба участника драки.

Читайте также  Существенные недостатки технически сложного товара

В жалобе адвокат указал, что описание объективной стороны деяния заключается в нанесении побоев и образует состав административного правонарушения, его подзащитный словесных угроз убийством или причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшему не высказывал, иных угрожающих действий, дающих потерпевшему основания считать угрозу реальной и опасаться ее осуществления, также не совершал.

Позиция ВС

Статьей 119 УК РФ предусмотрена уголовная ответственность за угрозу убийством или причинение тяжкого вреда здоровью, если имелись основания опасаться осуществления этой угрозы, напоминает ВС.

«Субъективная сторона данного преступления характеризуется виной в виде прямого умысла. Виновный осознает общественную опасность своих действий и желает выразить намерение лишить жизни или причинить тяжкий вред здоровью конкретного лица», — поясняет высшая инстанция.

Из приговора усматривается, что угроза убийством выражалась в том, что подсудимый в ходе конфликта, имея умысел на создание реальной угрозы жизни и здоровью потерпевшего, умышленно нанес ему удары руками, металлическим предметом и ногами. Эти действия потерпевший воспринял как реальную угрозу своей жизни и здоровью и у него имелись реальные основания опасаться ее осуществления, т.к. обвиняемый был агрессивно настроен и физически сильнее.

Однако в судебном заседании осужденный пояснял, что у него произошел конфликт с потерпевшим, переросший в обоюдную драку, в ходе которой они оба наносили друг другу удары, при этом никаких угроз он не высказывал.

В обоснование вывода о виновности суд сослался в приговоре, в том числе на заключение эксперта, о наличии у потерпевших телесных повреждений на лице, которые образовались от действия тупого предмета (предметов) и не повлекли вреда здоровью потерпевшего.

Вместе с тем суд оставил без внимания заключение эксперта о наличии телесных повреждений и у осужденного в виде двух кровоподтеков в области лица, кровоизлияния в слизистую верхней губы, кровоподтека и посттравматического отека мягких тканей первого пальца правой кисти, которые не влекут вреда здоровью человека, указывает ВС.

Мотивируя вывод о виновности, суд указал, что угроза убийством может быть выражена в любой форме и отсутствие словесных угроз не исключает уголовной ответственности по данной статье.

«Между тем по смыслу уголовного закона, угроза убийством — это разновидность психического насилия и может быть выражена в любой форме, устно, письменно, жестами, демонстрацией оружия и т.д. Содержание угрозы убийством составляет высказывание намерения лишить жизни, угроза рассчитана на запугивание потерпевшего. Обязательным признаком такой угрозы является ее реальность.

Оценкой реальности угрозы является субъективный и объективный критерий. Субъективный критерий характеризуется намерением виновного осуществить угрозу и восприятием потерпевшим этой угрозы как опасной для жизни. При этом угроза должна быть очевидной для потерпевшего.

Объективный критерий оценки реальности угрозы устанавливается с учетом обстоятельств, характеризующих обстановку, в которой потерпевшему угрожают, личность угрожающего, взаимоотношения потерпевшего и виновного», — поясняет ВС.

Между тем, согласно установленным судом обстоятельствам, между осужденным и потерпевшим возник конфликт на почве личных неприязненных отношений.

При этом судом не приведены мотивы, на основании которых он пришел к выводу о наличии у осужденного прямого умысла на совершение угрозы убийством, а также о реальности восприятия такой угрозы потерпевшим.

Исследовав вопрос о субъективном восприятии потерпевшим реальности угрозы убийством, суд надлежащим образом не исследовал и не учел все фактические обстоятельства данного дела, поведение осужденного и потерпевшего, личность обвиняемого, характер взаимоотношений потерпевшего и осужденного, обстоятельства произошедшего между ними обоюдного конфликта, считает ВС.

В связи с чем он отменил обвинительный приговор и направил дело на новое судебное разбирательство в суд первой инстанции.

КС: Привлечь к уголовной ответственности за угрозу убийством можно и без показаний жертвы

19 января Конституционный Суд, отказавшись рассматривать жалобу мужчины, дочь которого пострадала от своего мужа, подтвердил, что привлечь к уголовной ответственности за угрозу убийством можно и без показаний жертвы (Определение №2-О).

За убийство осудили, а за угрозу убийством – нет

В 2019 г. Верховный Суд Чувашской Республики признал Александра Ануфриева виновным в убийстве своей супруги Анны Овчинниковой, при этом тогда же мужчина был оправдан по обвинению в угрозе убийством. По мнению суда, из объяснений потерпевшей, которые она давала сотрудникам полиции, не следовало, что словесные угрозы были реальными и что у нее были основания опасаться их осуществления. ВС ЧР также отметил, что при опросе Анну Овчинникову не предупредили об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний: «Это не позволяет суду дать им правовую оценку при рассмотрении данного уголовного дела, а данные, содержащиеся в материалах проверки, положить в основу обвинения».

Не сумев добиться осуждения Ануфриева за угрозу убийством и в вышестоящих инстанциях, отец погибшей, Николай Овчинников, обратился в КС РФ. Мужчина утверждал, что из-за правоприменительной практики для установления состава преступления, предусмотренного ст. 119 УК, во всех случаях требуются показания потерпевшего или очевидцев. Если же показания потерпевшего невозможно получить по объективным причинам (в том числе из-за того, что он уже мертв), оспариваемая норма не позволяет оценить реальность и непосредственность угрозы. Из-за этого невозможно учесть специфику семейного насилия и привлечь к уголовной ответственности за угрозу убийством того, кто позднее действительно убил потерпевшего, пояснил заявитель.

Позиция Конституционного Суда

КС не стал рассматривать жалобу Николая Овчинникова, поскольку решил, что ч. 1 ст. 119 УК «содержит достаточные правовые гарантии уголовного преследования лица, угрожавшего убийством или причинением тяжкого вреда здоровью», и поэтому сама по себе конституционные права заявителя не нарушает.

В то же время Суд отметил, что органы госвласти «при наличии обоснованных жалоб» обязаны предоставить потерпевшим «эффективную защиту от угроз как формы психологического насилия, при котором потерпевший может испытывать страх». Часть 1 ст. 119 УК позволяет учитывать объективную опасность таких угроз и обеспечивает «превентивную защиту конституционно охраняемых ценностей», уверен он.

«Необходимость же в каждом конкретном случае уголовного преследования доказать не только наличие самой угрозы, но и то, что она намеренно высказана с целью устрашить потерпевшего и в форме, дающей основания опасаться ее воплощения, предполагает оценку фактических обстоятельств дела, выяснение, были ли у потерпевшего веские причины опасаться убийства или тяжкого вреда здоровью. Для оценки характера восприятия угрозы потерпевшим могут иметь значение личность виновного, его поведение, сложившиеся между ним и жертвой взаимоотношения, иные обстоятельства», – пояснил КС.

По его мнению, из ст. 119 УК, а также из постановлений Пленума ВС по делам о вымогательстве и о преступлениях против половой неприкосновенности и половой свободы следует, что при отсутствии показаний потерпевшего (например, из-за его гибели) угроза убийством может быть подтверждена «достаточной совокупностью других достоверных доказательств». В качестве примеров КС приводит показания очевидцев, медработников и сотрудников органов госвласти, куда жертва обращалась за помощью и защитой, а также записи камер видеонаблюдения. «Опираясь на эти доказательства, суд может оценить реальность и непосредственность высказанной угрозы. Сам же факт причинения смерти или вреда здоровью, следующий за высказанной угрозой убийством или причинением тяжкого вреда здоровью, тем более может свидетельствовать как о намеренном устрашении потерпевшего, так и о реальности угрозы, не только дававшей основания опасаться ее воплощения, но и приведенной в исполнение», – пояснил Конституционный Суд.

Что касается неправомерного отказа в возбуждении уголовного дела по ст. 119 УК, то непринятие мер по уголовному преследованию виновного является нарушением обязанностей по защите достоинства личности от угроз как формы психологического насилия и по предотвращению преступлений, сопряженных с такими угрозами, подчеркнул КС. Он напомнил, что в ряде случаев такие действия должностных лиц могут квалифицироваться как халатность (ч. 2 ст. 293 УК) и даже как преступление против интересов правосудия. Возместить вред, причиненный незаконными действиями или бездействиями госорганов, органов местного самоуправления и должностных лиц, можно в гражданско-правовом порядке, добавил Суд.

«Таким образом, используемые в оспариваемой норме уголовного закона понятия “угроза” и “основания опасаться осуществления этой угрозы” неопределенности не содержат и направлены на обеспечение – в каждом конкретном случае – оценки деяния как представляющего общественную опасность, достаточную для признания его преступным», – заключил КС.

Отметим, что Суд определенным образом выделил этот акт среди множества «отказных» определений – опубликовал пресс-релиз о нем. Пресс-служба КС подчеркнула, что правовые позиции КС по интерпретации ст. 119 УК «следует учитывать в правоприменительной практике».

Эксперты «АГ» прокомментировали определение

«Отказное определение Конституционного Суда устанавливает, что сам факт причинения смерти, следующий за высказанной угрозой убийством, может свидетельствовать как о намеренном устрашении потерпевшего, так и о реальности угрозы, не только дававшей основания опасаться ее воплощения, но и приведенной в исполнение вне зависимости от показаний самого потерпевшего, данных ранее», – пояснила руководитель семейной практики КА г. Москвы № 5 Татьяна Сустина.

По ее мнению, тем самым КС обращает внимание правоприменителей на необходимость учитывать специфику дел, связанных с домашним насилием. «Это на самом деле достаточно серьезный шаг вперед, который демонстрирует как минимум готовность воспринимать домашнее насилие как самостоятельную категорию дел, – считает эксперт. – Хочется надеяться, что данное определение повысит эффективность следствия по таким делам, а правоприменители не станут ограничиваться одними лишь показаниями потерпевших и все-таки будут выносить решения по совокупности обстоятельств, в том числе с учетом степени влияния виновного на потерпевшего». Определение КС, достаточно мотивированное и понятное, раскрывает не проблему конституционности нормы, а сложности ее правоприменения, подчеркнула Татьяна Сустина.

Член экспертного совета Института права и публичной политики, доцент кафедры конституционного права РГУП, к.ю.н. Ольга Кряжкова в свою очередь отметила: «О том, что это решение непростое, можно судить по тому, что КС опубликовал о нем развернутый пресс-релиз. Обычно пресс-релизы касаются самых юридически сильных актов – постановлений. В данном же случае КС принял отказное определение (правда, после предварительного изучения судьей, а этот процедурный шаг в последнее время используется не очень часто). Количество отказных определений исчисляется тысячами, и до сих пор ни одно из них не удостаивалось отдельного упоминания на сайте Суда».

Отметим, что КС не стал распоряжаться об опубликовании определения в «Российской газете», «Собрании законодательства Российской Федерации» и на Официальном интернет-портале правовой информации, как это делается в отношении особо значимых определений.

Юрист рассказала, что жалобы на ст. 119 УК поступали в Суд и раньше, но исходили они от осужденных и не были связаны с семейным насилием. «При этом не надо обольщаться: КС не высказал свою позицию о необходимости защищать жертв именно семейного насилия, ограничившись общими рассуждениями о том, что каждое преступление покушается на достоинство личности, а государство обязано способствовать устранению нарушений любых прав», – подчеркнула Ольга Кряжкова.

Читайте также  Установление отцовства в загсе

Во что эти позиции разовьются в практике КС дальше – покажет время, добавила она: «Может быть, они сыграют положительную роль при применении ст. 119 УК к тем, кто практикует семейное насилие, а может, станут прологом к отказу от идеи специального законодательного регулирования защиты жертв насилия. Пока я не стала бы утверждать, что КС однозначно встал на путь поддержки жертв семейного насилия. Похоже, судьи с этим еще не определились».

За шуточную угрозу жизни и здоровью человека можно получить реальный срок

Уголовный кодекс РФ направлен на максимальное обеспечение безопасности личности, её жизни и здоровья, физической и психической свободы. Данные факторы являются существенными условиями обеспечения нормальной жизнедеятельности человека в обществе и сохранности его психического здоровья. Отсюда наиболее опасной формой психического насилия является угроза убийством.

Уголовное преступление в цепочке противоправных действий гражданина считается наиболее опасным, как в плане объекта посягательства, так и для самого субъекта в целом. Если раньше виновника могли привлечь только за фактические действия против человека, то сейчас мера наказания значительно расширена: в частности, теперь к ответственности могут привлечь не только за совершенные действия, но и за попытки психического давления, выраженные в форме угроз и шантажа.

Статья 119 УК РФ призвана наказать всех граждан, которые пытались под предлогом запугивания или убийства требовать от своих жертв совершения каких-либо действий. Сама угроза может выражаться в нескольких формах, каждая из которых по-своему дестабилизирует психическое состояние человека.

Словесная форма. Считается наиболее популярным методом воздействия на человека. Для квалификации угрозы, выраженной в словесной форме, необходимо, чтобы преступник четко озвучил все свои мотивы определенным набором слов. Словесную угрозу можно передать через телефон или путем создания какого-то видеоролика. Здесь очень важен момент восприятия этих угроз. Наказать могут только в том случае, если другая сторона приняла за реальность все слова.

Угроза с помощью оружия. В качестве орудия могут использовать пистолет, нож или иной предмет, вызывающий опасения у человека. Видя, как злоумышленник пристает с ножом или достает пистолет, гражданин невольно теряется, испытывает сильное чувство страха и, наконец, соглашается на любые действия со стороны преступника. Действия могут быть расценены, как угроза, даже в том случае, если преступник, в качестве орудия, использовал иной предмет, который испуганный человек воспринял, как угрозу.

С использованием телефона. В целях сокрытия совершенного деяния преступники активно используют телефон, как средство запугивания. Как показывает статистика, больше всего к подобным угрозам восприимчивы люди преклонного возраста. Несмотря на то, что преступник может сразу скрыться после звонка, сотрудникам правоохранительных органов бывает легче находить нарушителей, которые угрожали по телефону либо через интернет. Всемирная паутина является довольно удобной площадкой для запугивания людей. Обычно это выражается отправкой различных SMS-сообщений через социальные сети. В отличие от словесной формы или угроз по телефону, виртуальное запугивание характеризуется меньшим ущербом в плане восприятия, ведь в сети можно заблокировать пользователя или закрыть свою станицу.

Специфика преступления, предусмотренная ст. 119 Уголовного кодекса РФ, заключается в том, что ее конечный результат проявляется не в совершенном убийстве или нанесении вреда здоровью, а лишь в попытке это сделать. Диспозиция ст. 119 УК РФ, гласит, что признаваться будет только та угроза, которую воспринял сам потерпевший, как реальную опасность, например, действия преступника в форме выражения слов или отправки сообщений, которые содержали признаки угрозы.

На практике часто возникают случаи, когда гражданин решается пошутить над знакомым или вовсе незнакомым человеком путем угрозы. Несмотря на отсутствие в его действиях умысла, может наступить ответственность. Так, если после неких шуток человек принял сказанные слова за реальность и написал заявление, то суд может призвать его к ответственности. Ответственность за угрозу убийством или причинением тяжкого вреда здоровью наступает при одном обязательном условии. У потерпевшего должны иметься основания опасаться осуществления этой угрозы.

Итак, привлекаться к ответственности, а значит, и быть субъектом преступления из ст. 119 УК РФ может физическое вменяемое лицо, достигшее ко времени совершения преступления 16-летнего возраста. За совершение преступления предусмотрены альтернативные наказания в виде обязательных работ на срок до 480 часов, принудительных работ на срок до двух лет, ограничения свободы на срок до двух лет, ареста на срок до 6 месяцев, либо лишения свободы на срок до двух лет.

Если рассматриваемое преступление совершено по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы, то за это деяние может быть назначено судом следующие наказания:

– принудительные работы на срок до пяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового;

– лишение свободы на срок до пяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового.

Какие вызывают правовые последствия наличие судимости?

В соответствии с ч. 1 ст. 86 Уголовного кодекса РФ, лицо, осужденное за совершение преступления, считается судимым со дня вступления обвинительного приговора суда в законную силу до момента погашения или снятия судимости. Судимость в соответствии с настоящим Кодексом учитывается при рецидиве преступлений, назначении наказания и влечет за собой иные правовые последствия в случаях и в порядке, которые установлены федеральными законами.

Наличие судимости, порождают определенные правовые последствия – запреты, ограничения и обязанности, предусмотренные действующим законодательством Российской Федерации. Например, в соответствии с Федеральным законом «О государственной гражданской службе Российской Федерации» гражданин не может быть принят на гражданскую службу, а гражданский служащий не может находиться на гражданской службе в случае наличия не снятой или не погашенной в установленном федеральным законом порядке судимости.

Согласно Федеральному закону «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации», гражданин не может быть принят на службу в органы внутренних дел в случаях:

– осуждения его за преступление по приговору суда, вступившему в законную силу;

– наличия судимости, в том числе снятой или погашенной, является подозреваемым или обвиняемым по уголовному делу.

Также согласно Трудовому кодексу РФ к педагогической деятельности не допускаются лица, имеющие или имевшие судимость, за преступления против жизни и здоровья, а также имеющие неснятую или непогашенную судимость за иные умышленные тяжкие и особо тяжкие преступления.

Адвокат Кудряшов Константин. Личный блог

Телефон и WhatsApp 8-916-579-33-83 (Москва)

УК РФ: Ст 111, 112, 115 и 116 — статьи Уголовного Кодекса РФ о причинении вреда здоровью + ст 113, 114, 116.1, 117, 118 УК РФ

  • Получить ссылку
  • Facebook
  • Twitter
  • Pinterest
  • Электронная почта
  • Другие приложения

1. Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, или повлекшего за собой потерю зрения, речи, слуха либо какого-либо органа или утрату органом его функций, прерывание беременности, психическое расстройство, заболевание наркоманией либо токсикоманией, или выразившегося в неизгладимом обезображивании лица, или вызвавшего значительную стойкую утрату общей трудоспособности не менее чем на одну треть или заведомо для виновного полную утрату профессиональной трудоспособности, —
наказывается лишением свободы на срок до восьми лет.
(в ред. Федерального закона от 07.03.2011 N 26-ФЗ)
(часть первая в ред. Федерального закона от 25.06.1998 N 92-ФЗ)

2. Те же деяния, совершенные:
а) в отношении лица или его близких в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности или выполнением общественного долга;
б) в отношении малолетнего или иного лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии, а равно с особой жестокостью, издевательством или мучениями для потерпевшего;
(п. «б» в ред. Федерального закона от 27.07.2009 N 215-ФЗ)
в) общеопасным способом;
г) по найму;
д) из хулиганских побуждений;
е) по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы;
(п. «е» в ред. Федерального закона от 24.07.2007 N 211-ФЗ)
ж) в целях использования органов или тканей потерпевшего;
(в ред. Федерального закона от 21.07.2014 N 227-ФЗ)
з) с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия, —
(п. «з» введен Федеральным законом от 21.07.2014 N 227-ФЗ)
наказываются лишением свободы на срок до десяти лет с ограничением свободы на срок до двух лет либо без такового.
(в ред. Федеральных законов от 27.12.2009 N 377-ФЗ, от 07.03.2011 N 26-ФЗ)

3. Деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, если они совершены:
а) группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой;
б) в отношении двух или более лиц, —
(в ред. Федерального закона от 08.12.2003 N 162-ФЗ)
в) утратил силу. — Федеральный закон от 08.12.2003 N 162-ФЗ
наказываются лишением свободы на срок до двенадцати лет с ограничением свободы на срок до двух лет либо без такового.
(в ред. Федеральных законов от 27.12.2009 N 377-ФЗ, от 07.03.2011 N 26-ФЗ)

4. Деяния, предусмотренные частями первой, второй или третьей настоящей статьи, повлекшие по неосторожности смерть потерпевшего, —
наказываются лишением свободы на срок до пятнадцати лет с ограничением свободы на срок до двух лет либо без такового.

Статья 112. Умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью
1. Умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью, не опасного для жизни человека и не повлекшего последствий, указанных в статье 111 настоящего Кодекса, но вызвавшего длительное расстройство здоровья или значительную стойкую утрату общей трудоспособности менее чем на одну треть, —
наказывается ограничением свободы на срок до трех лет, либо принудительными работами на срок до трех лет, либо арестом на срок до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до трех лет.
(в ред. Федеральных законов от 27.12.2009 N 377-ФЗ, от 07.03.2011 N 26-ФЗ, от 07.12.2011 N 420-ФЗ)

2. То же деяние, совершенное:
а) в отношении двух или более лиц;
б) в отношении лица или его близких в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности или выполнением общественного долга;
в) в отношении малолетнего или иного лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии, а равно с особой жестокостью, издевательством или мучениями для потерпевшего;
(п. «в» в ред. Федерального закона от 27.07.2009 N 215-ФЗ)
г) группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой;
д) из хулиганских побуждений;
е) по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы;
(в ред. Федеральных законов от 24.07.2007 N 211-ФЗ, от 21.07.2014 N 227-ФЗ)
ж) утратил силу. — Федеральный закон от 08.12.2003 N 162-ФЗ
з) с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия, —
(п. «з» введен Федеральным законом от 21.07.2014 N 227-ФЗ)
наказывается лишением свободы на срок до пяти лет.

Читайте также  Уведомление об увольнении

Статья 113. Причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью в состоянии аффекта
Умышленное причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью, совершенное в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения (аффекта), вызванного насилием, издевательством или тяжким оскорблением со стороны потерпевшего либо иными противоправными или аморальными действиями (бездействием) потерпевшего, а равно длительной психотравмирующей ситуацией, возникшей в связи с систематическим противоправным или аморальным поведением потерпевшего, —
наказывается исправительными работами на срок до двух лет, либо ограничением свободы на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до двух лет, либо лишением свободы на тот же срок.
(в ред. Федерального закона от 07.12.2011 N 420-ФЗ)

Статья 114. Причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью при превышении пределов необходимой обороны либо при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление
1. Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, совершенное при превышении пределов необходимой обороны, —
наказывается исправительными работами на срок до одного года, либо ограничением свободы на срок до одного года, либо принудительными работами на срок до одного года, либо лишением свободы на тот же срок.
(в ред. Федерального закона от 07.12.2011 N 420-ФЗ)

Статья 115. Умышленное причинение легкого вреда здоровью
1. Умышленное причинение легкого вреда здоровью, вызвавшего кратковременное расстройство здоровья или незначительную стойкую утрату общей трудоспособности, —
(в ред. Федерального закона от 08.12.2003 N 162-ФЗ)
наказывается штрафом в размере до сорока тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех месяцев, либо обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года, либо арестом на срок до четырех месяцев.
(в ред. Федеральных законов от 08.12.2003 N 162-ФЗ, от 07.03.2011 N 26-ФЗ, от 07.12.2011 N 420-ФЗ)

2. То же деяние, совершенное:
а) из хулиганских побуждений;
б) по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы;
(в ред. Федерального закона от 21.07.2014 N 227-ФЗ)
в) с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия;
(п. «в» введен Федеральным законом от 21.07.2014 N 227-ФЗ; в ред. Федерального закона от 26.07.2019 N 206-ФЗ)
г) в отношении лица или его близких в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности или выполнением общественного долга, —
(п. «г» введен Федеральным законом от 26.07.2019 N 206-ФЗ)
наказывается обязательными работами на срок до трехсот шестидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года, либо ограничением свободы на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до двух лет, либо арестом на срок до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до двух лет.
(в ред. Федерального закона от 07.12.2011 N 420-ФЗ)

(введена Федеральным законом от 03.07.2016 N 323-ФЗ)
Нанесение побоев или совершение иных насильственных действий, причинивших физическую боль, но не повлекших последствий, указанных в статье 115 настоящего Кодекса, и не содержащих признаков состава преступления, предусмотренного статьей 116 настоящего Кодекса, лицом, подвергнутым административному наказанию за аналогичное деяние, —
наказывается штрафом в размере до сорока тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех месяцев, либо обязательными работами на срок до двухсот сорока часов, либо исправительными работами на срок до шести месяцев, либо арестом на срок до трех месяцев.

Статья 117. Истязание
1. Причинение физических или психических страданий путем систематического нанесения побоев либо иными насильственными действиями, если это не повлекло последствий, указанных в статьях 111 и 112 настоящего Кодекса, —
наказывается ограничением свободы на срок до трех лет, либо принудительными работами на срок до трех лет, либо лишением свободы на тот же срок.
(в ред. Федерального закона от 07.12.2011 N 420-ФЗ)

2. То же деяние, совершенное:
а) в отношении двух или более лиц;
б) в отношении лица или его близких в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности или выполнением общественного долга;
в) в отношении женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности;
г) в отношении заведомо несовершеннолетнего или лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии либо в материальной или иной зависимости от виновного, а равно лица, похищенного либо захваченного в качестве заложника;
д) с применением пытки;
е) группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой;
ж) по найму;
з) по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы, —
(п. «з» в ред. Федерального закона от 24.07.2007 N 211-ФЗ)
наказывается лишением свободы на срок от трех до семи лет.
Примечание. Под пыткой в настоящей статье и других статьях настоящего Кодекса понимается причинение физических или нравственных страданий в целях понуждения к даче показаний или иным действиям, противоречащим воле человека, а также в целях наказания либо в иных целях.
(примечание введено Федеральным законом от 08.12.2003 N 162-ФЗ)

Статья 118. Причинение тяжкого вреда здоровью по неосторожности
1. Причинение тяжкого вреда здоровью по неосторожности —
наказывается штрафом в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев, либо обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до двух лет, либо ограничением свободы на срок до трех лет, либо арестом на срок до шести месяцев.
(в ред. Федеральных законов от 08.12.2003 N 162-ФЗ, от 07.03.2011 N 26-ФЗ, от 07.12.2011 N 420-ФЗ)

2. То же деяние, совершенное вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей, —
наказывается ограничением свободы на срок до четырех лет, либо принудительными работами на срок до одного года с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового, либо лишением свободы на срок до одного года с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового.
(в ред. Федеральных законов от 08.12.2003 N 162-ФЗ, от 07.12.2011 N 420-ФЗ)
3. Утратила силу. — Федеральный закон от 08.12.2003 N 162-ФЗ.
4. Утратила силу. — Федеральный закон от 08.12.2003 N 162-ФЗ.

Взяли на испуг

Свежие данные судебной статистики показывают: в стране резко выросло число уголовных дел по обвинениям в угрозах. По данным Судебного департамента при Верховном суде России, в прошлом году по статье 119 УК «Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью» были осуждены более 30 тысяч человек. Это почти в четыре раза больше, чем годом ранее.

По мнению экспертов, такой рост дел вызван в том числе и развитием информационных технологий. Раньше горячее слово словно растворялось в воздухе, и не так-то просто было доказать, что угрозы прозвучали. А если все было сказано без свидетелей?

Сегодня многие несдержанные граждане несколько облегчают работу следователям, присылая угрозы по СМС или через соцсети. Впрочем, угрожать продолжают и по старинке — вслух и сгоряча. А Верховный суд страны в свежем обзоре судебной практики добавил еще один вид угроз: без слов. Примером же послужило конкретное дело, рассматривавшееся в Иркутской области.

В одном из местных кафе словесная ссора закончилась стрельбой. Огонь открыл гражданин Г. , который в ходе пьяных дебатов с администратором кафе почувствовал себя обиженным, а потому сходил домой за ружьем «Сайга». Вернувшись, он расстрелял администратора кафе — с улицы через витрину. Затем вошел в заведение и всех перепугал.

«Установлено, что после совершенного общеопасным способом убийства администратора кафе осужденный Г. вошел в помещение кафе и, передергивая затвор, направил заряженное ружье в сторону потерпевшего Р. -брата убитого, — говорится в обзоре судебной практики. — При этом осужденный производил неоднократные и беспорядочные выстрелы внутри кафе, в результате чего посетители и обслуживающий персонал вынуждены были прятаться в различных помещениях кафе».

Итог пьяной глупости — двое детей остались без отца, а беременная жена убитого без мужа и кормильца. Суд приговорил преступника к 15 годам и 6 месяцам лишения свободы. Причем год был добавлен к сроку именно за угрозу убийством. В пользу жены убитого взыскан миллион рублей в качестве компенсации морального ущерба. Хотя деньги, безусловно, никак не заменят отца семейства.

В пользу брата убитого взыскано триста тысяч рублей в счет компенсации морального вреда. Ведь он тоже был признан потерпевшим — преступник ему угрожал.

Однако защита попыталась оспорить приговор. Адвокаты осужденного помимо прочего требовали отменить и наказание за угрозы, мол, ничего пугающего сказано не было.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда России оставила приговор без изменения.

«Судом первой инстанции правильно установлено, что осужденный направлял заряженное ружье в сторону Р., передергивал затвор ружья, — говорится в обзоре судебной практике. — Данные действия потерпевший Р. обоснованно расценивал для себя как угрозу убийством при наличии оснований опасаться осуществления данной угрозы, поскольку до этого осужденным выстрелами из ружья было совершено убийство его брата. В связи с этим действия Г. правомерно квалифицированы по ч. 1 ст. 119 УК РФ как угроза убийством, когда имелись основания опасаться осуществления этой угрозы».

При этом Верховный суд пояснил, что отсутствие словесных угроз не опровергает вывод суда о необходимости квалификации действий осужденного по статье УК (Угроза) и, соответственно, усиления наказания. Угроза убийством может быть выражена в любой форме. Именно таковы правовые позиции Верховного суда России. Дело включено в обзор судебной практики N3 за этот год. Теперь именно на этот пример должны ориентироваться все судьи страны.

По словам экспертов, под статью могут попасть любые угрожающие действия. Например, приставить к горлу нож — тоже будет угроза убийством. Ведь все понятно без лишних слов. На практике нередко статью «Угроза» вменяют, как дополнительную к другим обвинениям. Если от угроз преступник перешел к насилию, будет судим и за угрозы, и за насилие. Но даже если угрозы не заканчиваются ничем — это само по себе преступление.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: