Судебная практика по лишению прав - STROYALT.RU

Судебная практика по лишению прав

Верховный суд вернул права из-за ошибки в протоколе

Наказание за пьяную езду

Летним утром 2019 года Павел Боровиков* ехал по трассе М-5 «Урал». На 24 километре автодороги его остановили сотрудники ДПС. Они предположили, что водитель находится в состоянии опьянения. Его попросили «дунуть в трубочку», но не разъяснили порядок проведения исследования. Алкотестер показал превышение, в воздухе содержалось 0,324 мг/л спирта.

С результатом водитель не согласился, требовал отправить его на медосвидетельствование, но сотрудник полиции ему отказал. Инспекторы составили протокол об административном правонарушении (ч. 1. ст. 12.8 КоАП «Управление транспортным средством водителем, находящимся в состоянии опьянения, передача управления транспортным средством лицу, находящемуся в состоянии опьянения»). Но, по словам Боровикова, ему не разъяснили его права.

Спустя три месяца (11 сентября 2019 года) дело рассмотрел мировой судья Люберецкого судебного района Московской области. Боровиков на заседание не пришел. По его адресу направили повестку, а затем вернули на судебный участок в связи с истечением срока хранения. Мировой судья решил, что этого достаточно. Ходатайств об отложении от него не поступало, поэтому дело судья рассмотрел без водителя. В итоге суд признал Боровикова виновным. За езду в нетрезвом виде мужчину лишили прав на 1,5 года и назначили штраф 30 000 руб. (дело № 5-749/2019).

Водитель с решением не согласился и направил жалобу в Первый кассационный суд общей юрисдикции, но он оставил наказание в силе (дело № 16-5249/2020). Тогда Боровиков пожаловался в Верховный суд.

Протокол с ошибками

Судья ВС Сергей Никифоров с выводами нижестоящих инстанций не согласился. Он учел заявление Боровикова о том, что сотрудники полиции предварительно не разъяснили ему права и обязанности, предусмотренные ч. 1 ст. 25.1 КоАП («Лицо, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении») и ст. 51 Конституции.

ВС обратил внимание на ошибки, допущенные сотрудниками полиции при составлении протокола. Так, в графе «сведения о свидетелях и потерпевших» вписана фамилия, но из протокола непонятно, кто это – свидетель или потерпевший. Ниже, где информация о разъяснении прав, стоит подпись без расшифровки. Кому она принадлежит, неясно. А там, где должен был расписаться Боровиков о разъяснении его прав, ничего нет. ВС отметил: учитывая доводы самого Боровикова (что права ему не разъясняли) и отсутствие его подписи в протоколе, нельзя однозначно сказать, знакомили водителя с его правами или нет.

Никифоров обратил внимание и на извещения: мировой судья рассмотрел дело без водителя, хотя повестку Боровиков не получил. В протоколе есть его номер телефона и согласие на СМС-уведомление о дате рассмотрения дела. Это значит, что после возвращения письма ему нужно было отправить сообщение. Мировой судья не вызывал на заседание и не допрашивал сотрудника, который составлял протокол об административном правонарушении, понятых и свидетеля. То есть не исследовал, как проводилось освидетельствование и действительно ли инспектор отказался направлять водителя на медосвидетельствование.

ВС сослался на позицию ЕСПЧ, согласно которой все доказательства суд должен изучить в присутствии обвиняемого. Ему надо дать возможность оспорить показания свидетеля и произвести его допрос. Иначе нарушается право на справедливое судебное разбирательство.

ВС отменил акты нижестоящих инстанций, а производство по делу прекратил за истечением срока давности привлечения к административной ответственности (дело № 4-АД20-22).

Отменить штраф реально

Отменить административное наказание за управление ТС в состоянии опьянения или за отказ от прохождения освидетельствования можно по различным причинам: как из-за ошибок в действиях должностных лиц при составлении процессуальных документов, так и из-за судебных ошибок, отмечает Анатолий Кузнецов, адвокат АК Бородин и Партнеры Бородин и Партнеры Федеральный рейтинг. группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции группа Уголовное право × . Так, по делу № 5-АД20-64 водитель тоже не расписался в графе о разъяснении прав, но полицейские попытались это исправить. Инспекторы приложили к материалам дела оригинал протокола с похожей подписью. Но так как у водителя осталась выданная ему копия, он смог доказать, что в протоколе не расписывался. ВС отменил штраф и вернул ему права.

По другому делу в протоколе об административном правонарушении водитель отметил, что не употреблял алкоголь, а всего лишь принял успокоительное. Раз водитель не был согласен с результатами освидетельствования, то его следовало направить на медосвидетельствование. Так решил райсуд. Он отменил постановление мирового судьи, который лишил водителя прав на 1,5 года (№ 12-34/2012).

Кузнецов считает, что отменить штраф можно и в том случае, если нарушен порядок привлечения понятых. Например, в одном деле сотрудник ГИБДД отстранил водителя от управления авто при одном понятом. ВС указал, что согласно ч. 2 ст. 27.12 КоАП («Отстранение от управления транспортным средством, освидетельствование на состояние алкогольного опьянения и медицинское освидетельствование на состояние опьянения») понятых должно быть двое либо должно записываться видео. Поэтому ВС прекратил дело за недоказанностью обстоятельств (№ 24-АД 19-6).

Права вернут, если окажется, что понятой был только «на бумаге». Так произошло по делу № 12-10/2011. По ходатайству водителя в суде допросили понятого. Он признался, что его не было при освидетельствовании и отстранении водителя от управления машиной. А протоколы подписал по «настоятельной просьбе» сотрудников ГИБДД. В итоге райсуд производство по делу прекратил.

О других случаях, когда права удастся вернуть, можно узнать из подборки «Право.ru» Вернуть водительские права: миссия выполнима.

Управление транспортным средством в состоянии опьянения – примеры выигранных дел

Юридическая помощь по делам, связанными с управлением транспортным средством в состоянии опьянения

В данном разделе представлены примеры выигранных нами дел следующих категорий:

● Управление транспортным средством в состоянии опьянения – ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ;
● Передача управления транспортным средством лицу, находящемуся в состоянии опьянения, – ч. 2 ст. 12.8 КоАП РФ;
● Употребление алкоголя, наркотических или психотропных веществ водителем после ДТП, к которому он причастен, – ч. 3 ст. 12.27 КоАП РФ;
● Повторное вождение в нетрезвом виде – ст. 264.1 УК РФ.

Хотите, чтобы и Ваше дело закончилось благополучно, — обращайтесь!

Ситуация из серии «не сдал права после лишения». В Железнодорожном районном суде г. Пензы отменено постановление мирового судьи и прекращено исполнение ранее вынесенного постановления о лишении водительских прав по ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ (управление транспортным средством в состоянии опьянения) по основанию, предусмотренному ч. 1 ст. 31.9 КоАП РФ: истечение срока давности исполнения постановления.

В Первом кассационном суде общей юрисдикции удовлетворена жалоба на решения нижестоящих судов и прекращено производство по делу об административном правонарушении, предусмотренным ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ (управление ТС в состоянии опьянения). Водитель стал виновником ДТП с пострадавшим, был направлен на медицинское освидетельствование, выявившее в биопробе фенобарбитал (следствие приёма лекарственного препарата). Однако кассационный суд пришёл к выводу, что законных оснований для направления водителя на медицинское освидетельствование у сотрудника ГИБДД не имелось, а само по себе участие в ДТП таким основанием не является, что собственно и доказывалось защитой на протяжении всего процесса.

В судебном участке № 30 Московской области (г. Долгопрудный) прекращено производство по делу о передаче управления транспортным средством лицу, находящемуся в состоянии алкогольного опьянения. У инспектора ДПС не было (и не могло быть!) доказательств совершения правонарушения, а мировой судья не стал соглашаться с высосанным из пальца обвинением. Ещё одна история из нашей практики, которой хотелось бы поделиться.

В Чамзинском районном суде Республики Мордовия отменено постановление мирового судьи о лишении права управления транспортными средствами за употребление алкоголя после ДТП (ч. 3 ст. 12.27 КоАП РФ), производство по делу – прекращено. Ещё один гражданин с нашей помощью смог избежать незаслуженного наказания.

Более подробного описания пока нет, но ознакомиться с решением можно уже сейчас!

В судебном участке № 3 г. Заречного Пензенской области оправдан водитель, обвинявшийся в управлении ТС в состоянии наркотического опьянения. Производство по делу прекращено за отсутствием состава административного правонарушения, хотя была реальная угроза лишения водительских прав. Спасла генетическая экспертиза (и своевременное обращение за юридической помощью).

В Московском городском суде успешно обжалованы постановление мирового судьи, в соответствии с которым водитель был лишён прав за алкогольное опьянение по ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ, и решение судьи районного суда. Производство по делу прекращено за истечением срока давности привлечения к административной ответственности. Ещё одно долгое дело с непростой, но очень интересной судьбой. :)

В Первомайском районном суде г. Пензы удалось добиться очень мягкого приговора по уголовному делу по ст. 264.1 УК РФ, возбуждённому по факту повторного управления ТС в состоянии алкогольного опьянения. 2 года и 6 месяцев «лишения прав» и 6 месяцев лишения свободы условно – и это при совершённом ДТП и при непогашенной судимости за совершение аналогичного преступления.

Мировой судья судебного участка № 5 Железнодорожного района г. Пензы прекратил производство по делу, возбуждённое по факту управления ТС в состоянии алкогольного опьянения (ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ). К счастью, удалось доказать, что судят совсем не того, кто был за рулём на самом деле. Или история о том, как друг оказался «вдруг».

В Железнодорожном районном суде г. Пензы по результатам обжалования приговора удалось снизить наказание по ст. 264.1 УК РФ за повторное вождение в нетрезвом виде. 300 часов обязательных работ и 2 года лишения права управления транспортными средствами заменены на 120 часов обязательных работ и 1 год и 3 месяца «лишения прав».

Ч. 3 ст. 12.27 КоАП РФ – положительная судебная практика: в Никольском районном суде Пензенской области отменено незаконное постановление о лишении водительских прав.

Лишение прав по 12.26 КоАП РФ. Адвокатская практика.

Обращения граждан к адвокату с просьбой помочь «вернуть права», забранные по 12.26 КоАП РФ довольно часты. В этой статье постараюсь рассмотреть практические аспекты работы адвоката по данной категории дел.

Первое, что обращает на себя внимание, так это тот факт, что граждане часто не понимают, за что же их лишают прав по ст.12.26 КоАП РФ. Нередко происходит такой диалог:

— Здравствуйте, помогите! Меня лишили прав!
— За что?
— За езду в пьяном виде!
— Да? И какое содержание алкоголя показал прибор?
— Не знаю, я не дышал.
— Почему?
— Ну я же был трезвый! Говорил сотрудникам об этом! А они говорят – ну раз трезвый, пиши отказ от освидетельствования и езжай дальше, потом в суде объяснишь, что не пил! Ну я и подписал! Мне еще предложили объяснения написать – я там в протоколе написал, не согласен, потому что трезвый!

Еще бывают случаи, когда человек, подписав протокол с отказом от освидетельствования, через небольшой промежуток времени одумывается и спешит самостоятельно в больницу, проходит там освидетельствование на состояние алкогольного опьянения, которое констатирует отсутствие требуемой для привлечения к ответственности концентрации алкоголя, и гордо показывает этот документ адвокату. Вот, мол, посмотрите! Был трезв, а меня лишили прав! Тем не менее, польза в таком документе может быть, но об этом чуть далее.

Поэтому очень часто работа с клиентом по ч.1 ст.12.26 КоАП РФ, начинается с разъяснения сути административного правонарушения, ответственность за которое предусматривает данная статья.

Читайте также  Судебные приставы долги

Закон суров — но он закон!

Невыполнение водителем транспортного средства законного требования уполномоченного должностного лица о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения, если такие действия (бездействие) не содержат уголовно наказуемого деяния, — влечет наложение административного штрафа в размере тридцати тысяч рублей с лишением права управления транспортными средствами на срок от полутора до двух лет.

Из этого следует, что отказ в прохождении медицинского освидетельствования и является невыполнением требования и именно сам факт отказа влечет наступление административной ответственности. Но ключевой момент п.1 ст.12.26 КоАП РФ – это именно законность требования о прохождении медицинского освидетельствования. Именно он дает возможность адвокату начать распутывать клубок юридически значимых обстоятельств, в центре которого может оказаться требуемый результат в виде прекращения дела об административном правонарушении.

На критерий законности требования о прохождении медицинского освидетельствования специально указал Пленум Верховного Суда РФ в Постановлении от 24.10.2006 № 8 (ред. От 09.02.2012):

При рассмотрении этих дел необходимо проверять наличие законных оснований для направления водителя на медицинское освидетельствование на состояние опьянения, а также соблюдение установленного порядка направления на медицинское освидетельствование.

О законности таких оснований свидетельствуют:

— отказ водителя от прохождения освидетельствования на состояние алкогольного опьянения при наличии одного или нескольких признаков, перечисленных в пункте 3 Правил освидетельствования лица, которое управляет транспортным средством, на состояние алкогольного опьянения и оформления его результатов, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 26 июня 2008 г. N 475;
— несогласие водителя с результатами освидетельствования на состояние алкогольного опьянения;
— наличие одного или нескольких признаков, перечисленных в пункте 3 названных Правил, при отрицательном результате освидетельствования на состояние алкогольного опьянения.

О соблюдении установленного порядка направления на медицинское освидетельствование на состояние опьянения, в частности, свидетельствует наличие двух понятых при составлении протокола о направлении на такое освидетельствование. Если при составлении протокола отсутствовал один или оба понятых, то при рассмотрении дела этот протокол подлежит оценке по правилам статьи 26.11 КоАП РФ с учетом требований части 3 статьи 26.2 КоАП РФ.

Однако непосредственно до самого требования о прохождении медицинского освидетельствования на состояние алкогольного опьянения, происходит целая цепочка юридически значимых действий, которые нужно учитывать при работе по данной категории дел, поскольку все они в совокупности образуют состав, который обозначается как «законное требование» Перечислим их:

Остановка автомобиля уполномоченным сотрудником полиции и проверка документов.

Данные действия регулируются Административным регламентом Министерства внутренних дел РФ исполнения государственной функции по контролю и надзору за соблюдением участниками дорожного движения требований о области обеспечения безопасности дорожного движения. Указанный Регламент утвержден Приказом МВД России от 02.03.2009 № 185. В целом, несоблюдение требований Регламента (к примеру, остановка без указанной в регламенте причины) само по себе вряд ли сможет явиться основанием для признания составленных документов ненадлежащими доказательствами. Однако проверка соблюдения его требований при допросе сотрудников полиции может иметь своим результатом существенно отличающиеся показания от тех, что получены от свидетелей. А чем больше неустранимых сомнений, тем больше шансов на положительный исход, потому что золотое правило «неустранимые сомнения в виновности лица, привлекаемого к уголовной ответственности толкуются в пользу этого лица» — это то заклинание, которое должен повторять каждый адвокат на каждом заседании!

Именно после остановки автомобиля и контакта с водителем, у сотрудников полиции появляется убежденность в наличии у лица признаков опьянения, к которым относится:

— запах алкоголя изо рта;
— неустойчивость позы;
— нарушение речи;
— резкое изменение окраски кожных покровов лица;
— поведение не соответствующее остановки

Данные признаки юридически закреплены в п.3 Правил освидетельствования лица, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 26 июня 2008 г. № 475. Один или несколько из перечисленных признаков, усматриваемых у лица, составляют юридическую формулу – «достаточные основания полагать, что это лицо находится в состоянии опьянения».

Их наличие, в свою очередь, позволяет перейти к следующей стадии привлечения лица к административной ответственности по 12.26 КоАП, а именно отстранению от управления транспортным средством.

Отстранение лица от управления транспортным средством.

Данное действие регламентировано ч.1 ст.27.12 КоАП РФ. Согласно этого положения закона, лицо, которое управляет транспортным средством соответствующего вида и в отношении которого имеются достаточные основания полагать, что это лицо находится в состоянии опьянения, подлежит отстранению от управления транспортным средством до устранения причины отстранения. Отстранение осуществляется в присутствии двух понятых или с применением видеозаписи.

Форма протокола об отстранении от управления транспортным средством рекомендована в приведенном ранее Административном регламенте и содержит сведения об основаниях отстранения, к числу которых относятся перечисленные «достаточные основания полагать, что лицо находится в состоянии опьянения», а также сведения о понятых.

Из указанного следует, что привлеченные понятные свидетельствуют наличие именно тех признаков опьянения, которые указаны в протоколе. В связи с чем важным оказывается вопрос, задаваемый свидетелям, участвующим при составлении протокола в качестве понятых: «Какие признаки опьянения вы видели у лица, привлекаемого к административной ответственности?», «Когда вы их видели?» и т.п. Невозможность четкого и ясного ответа на этот вопрос ставит под сомнение обоснованность отстранения водителя от управления автомобилем и начало производства по делу об административном правонарушении в целом!

Направление на медицинское освидетельствование на состояние алкогольного опьянения

Данное процессуальное действие и составленный по его результатам протокол являются ключевыми в деле об административном правонарушении по ч.1 ст.12.26 КоАП, поскольку именно здесь фиксируется отказ от прохождения медицинского освидетельствования на состояние опьянения. Поэтому крайне важен один нюанс, в котором часто путаются даже сотрудники полиции. Дело в том, что законодательно предусмотрено два вида освидетельствования:

— освидетельствование на состояние опьянения;
— медицинское освидетельствование на состояние опьянения.

Разница между ними в том, что первое производится сотрудниками полиции с использованием алкотестера – всем знакомое «продуть прибор», а второе – медицинским работником в медицинском учреждении, позволяющим установить факт нахождения лица в состоянии опьянения.

В результате в судебном заседании целесообразно задать вопрос сотрудникам полиции – от чего именно отказался привлекаемый к ответственности? Порой ответ на задаваемый вопрос следующий – «отказался дуть в алкотестер!». Такой же вопрос необходимо задать понятым – от чего именно отказался привлекаемый? И если ответ будет «дуть в алкотестер» — это означает, что лицу требование пройти медицинское освидетельствование на состояние опьянения не предлагалось! В связи с чем отсутствует факт отказа от выполнения законного требования на прохождение медицинского освидетельствования на состояние опьянения и, как следствие, событие административного правонарушения.

При этом понятые, подписывающие протокол, свидетельствуют факт предложения пройти медицинское освидетельствование и факт отказа от него. Следовательно, они должны четко воспринимать и различать эти два факта. Исходя из практики, часто бывает ситуация, когда приглашенным понятым сотрудник полиции объясняет, что вот этот гражданин отказался от освидетельствования, подпишите! И даже если рядом стоящий и привлекаемый к ответственности водитель ничего не поясняет, а просто подписывает протокол, то нельзя говорить, что понятые подтвердили своими подписями факт направления на медицинское освидетельствование!

Кроме того, в протоколе о направлении на медицинское освидетельствование на состояние опьянения также указываются признаки алкогольного опьянения, явившиеся основанием для направления на медицинское освидетельствование. Поэтому необходимо проверить, совпадают ли они тем, которые указаны в протоколе об отстранении лица от управления транспортным средством.

Составление протокола об административном правонарушении

Анализ данного документа проводится с целью установления наличия необходимых данных и их соответствия с иными составленными документами по делу.

Таким образом, работа по оспариванию привлечения лица к ответственности, за совершение административного правонарушения, предусмотренного ч.2 ст.12.26 КоАП РФ сводится к установлению следующих обстоятельств:

— разъяснена ли лицам, участвующим при производстве по делу суть происходящего?
— разъяснены ли им их права?
— установлены ли достаточные признаки опьянения? Подтверждают ли понятые наличие этих признаков у привлекаемого лица?
— совпадают ли признаки опьянения, выявленные у водителя и перечисленные в составленных документах?
— являлось ли требование на прохождение медицинского освидетельствования законным?
— зафиксировано ли понятыми требование на прохождение медицинского освидетельствование?
— зафиксирован ли понятыми отказ от прохождения на медицинское освидетельствование, как он был выражен?
— соответствуют ли данные в составленных сотрудниками полиции фактическим обстоятельствам – время, место?
— имеются ли расхождения в составленных документах?

Совокупность ответов на данные вопросы при удачном раскладе именно и должна образовывать «неустранимые сомнения», что выражается в ошибках, неточностях и противоречиях.

В начале статьи был упомянут такой документ, как акт освидетельствования на состояние опьянения, который составляется по инициативе привлекаемого к ответственности водителя, после составления всех протоколов. О данном документе упоминает и Пленум Верховного Суда РФ в Постановлении от 24.10.2006 № 8

Представление впоследствии в суд водителем, который отказался от прохождения медицинского освидетельствования, акта освидетельствования, опровергающего факт его нахождения в состоянии опьянения, само по себе не свидетельствует о незаконности требования сотрудника милиции. Судье в указанном случае необходимо учитывать обстоятельства отказа от прохождения медицинского освидетельствования, временной промежуток между отказом от освидетельствования и прохождением освидетельствования по инициативе самого водителя, соблюдение правил проведения такого освидетельствования и т.п.

То есть доказательство трезвости водителя после составления протокола по 12.26 КоАП РФ, ставит под сомнение обоснованность такого привлечения!

В завершении настоящей статьи хотелось бы указать еще один нюанс. Случается, что адвокату звонит гипотетический клиент в отношении которого в настоящий момент оформляются документы по 12.26 КоАП РФ и которых решительно не согласен с происходящим. Что ему можно посоветовать? Отказаться от подписи любых документов. Поскольку собственноручная подпись в графе «отказался» делает работу адвоката по данной категории дел очень и очень сложной.

Не так дышал

Верховный суд стал очень строг к процедуре проведения освидетельствования таких водителей. Юристы утверждают, что акты о медосвидетельствовании, оформленные с нарушением процедуры, стали признаваться недопустимыми доказательствами буквально три месяца назад. Это дает уверенность в том, что и медики будут относиться к процедуре с должным вниманием. Соответственно, сократится количество необоснованных наказаний.

Итак, приведем конкретные примеры. 7 декабря Верховный суд рассмотрел жалобу некоего А.В. Челпанова. Ему мировой судья вменил пьянство и назначил 30 тысяч штрафа, а также 1 год и 10 месяцев лишения права управления. Все дальнейшие суды подтверждали решение мирового судьи. Однако Верховный суд, изучив материалы дела, пришел к другому выводу.

Дело в том, что по инструкции по проведению медицинского освидетельствования замеры должны производиться либо одним прибором количественного анализа с разницей в 20 минут, либо двумя приборами качественного анализа с той же разницей во времени.

Речь идет об инструкции по медосвидетельствованию на состояние опьянения лица, которое управляет транспортным средством, и заполнению учетной формы 307/У-05 «Акт медицинского освидетельствования на состояние опьянения лица, которое управляет транспортным средством» (приложение N 3 к Приказу Министерства здравоохранения Российской Федерации от 14 июля 2003 г. N 308 «О медицинском освидетельствовании на состояние опьянения»), .

Это очень важный пункт. Сейчас объясним, почему. В случае с Челпановым врач не произвел второй замер. Таким образом была нарушена процедура, а по этому Верховный суд посчитал, что это не может быть однозначным доказательством того, что водитель управлял машиной в нетрезвом состоянии. Любое же сомнение трактуется в пользу обвиняемого. Поэтому Верховный суд освободил его от этого наказания, а административное дело прекратил по истечению сроков давности.

Читайте также  Судебная практика ограничение родительских прав

Другой случай произошел в Калуге. Там врач замерил выдох, соблюдя временные рамки, но двумя разными приборами. Однако в инструкции прописано иное. И не просто так. Каждый прибор имеет собственные значения погрешности. Как считает юрист Лев Воропаев, в данном случае показания прибора незначительно отличались от 0.16 мг/л, поэтому измерение вторым прибором могло исказить результат измерения, который был бы при осуществлении измерения только одним прибором, с учетом того, что каждый прибор имеет свою собственную погрешность.

Третий случай еще более интересен. Врач замерил выдох пациента даже три раза! Но Верховный суд не счел эти замеры законными.

Начнем с того, что в инструкции прописано два замера с четким соблюдением временных рамок. В данном случае время не было соблюдено. Поэтому через какие периоды проводились замеры — установить невозможно.

В результате первого замера прибор показал количество алкоголя в размере 0,21 мг/л выдыхаемого воздуха. Второй замер показал 0,12 мг/л. А третий, который уже никак не попадал под требования инструкции, показал результат в размере 0,2 мг/л.

Напомним, что законом установлена возможная суммарная погрешность измерений 0,16 мг/л. Она включает в себя и погрешность самого прибора, и метеорологические условия — температура на улице и влажность тоже влияют на показания приборов и метаболические процессы в организме остановленного водителя.

Поэтому Верховный суд счел, что замеры были проведены в нарушение инструкции. Неизвестно, с какой периодичностью они проводились. К тому же один из замеров показал результат ниже установленной погрешности. Поэтому доверять этим показаниям не стоит. Тем более что медики не установили состояние опьянения по клиническим признакам. То есть их либо придумали сотрудники ДПС, либо их попросту не было.

— В данном случае второй результат играет роль большую, чем третий, который проведен в нарушение пункта 16 приказа минздрава, — говорит Лев Воропаев. — Такой вывод сделан еще и потому, что у гражданина отсутствуют клинические признаки опьянения (раньше пункт 16 Приказа делал прямую отсылку к ним, как на обстоятельства, которые должны учитываться при установлении состояния опьянения). И тут, кстати, судья в обоснование своей позиции четко прописывает то, что результаты освидетельствования незначительно отличаются от погрешности в 0.16 мг/л.

Примечательно, что незначительное отличие Верховный суд учитывает все чаще. Кроме того, Верховный суд учитывает и историю правонарушений.

Вот еще один случай. Некий водитель Штуко попался в Саратовской области рано утром в нетрезвом состоянии. И инспекторы и медики провели все замеры и освидетельствования, как положено. Суд вынес ему наказание в размере штрафа 30 тысяч рублей и лишения права управления на 1 год и 11 месяцев. Почти по максимуму. Водитель оспорил это постановление в Верховном суде. Высший судебный орган признал, что его вина полностью доказана. Однако удивился столь жесткому наказанию.

Водитель до этого ни разу не совершал правонарушений, а уж тем более не попадался пьяным за рулем.

Поэтому Верховный суд посчитал, что не должен он нести столь тяжкое наказание. Отягчающими могут быть совершаемые им другие правонарушения. Но в деле их нет. И, по всей видимости, по запросу ВС их не предоставили. Таким образом столь суровое наказание не совсем соответствует нарушению. А поэтому Верховный суд сократил лишение прав до минимальной планки.

По словам Льва Воропаева, Верховный суд в этом плане значительно гуманней районных и областных судов. Те могут снизить наказание на месяц-два.

Верховный суд возвращает водительские права – часть пятая

В пятую подборку решений Верховного суда в пользу водителей, лишенных прав, вошли пять дел. Отличительной чертой большинства из них является ухудшение положения водителей, которое допустили суды нижестоящих инстанций. Коллегия по административным делам Верховного суда РФ их исправила и разобралась в путанице с однофамильцем.

Первое исследование «дороже» второго

Т. Д., управляющего автомобилем, остановил поздно ночью сотрудник ДПС в поселке Жатай города Якутска в феврале 2015 года. По мнению инспектора, Т. Д. находился в состоянии алкогольного опьянения, о чем свидетельствовали запах алкоголя изо рта, неустойчивость позы, нарушение речи и резкое изменение окраски кожных покровов лица. Т. Д. не согласился с результатами освидетельствования на состояние алкогольного опьянения на месте и отправился на медицинское освидетельствование.

В акте медицинского освидетельствования на состояние опьянения от 3 февраля 2015 года указано, что концентрация абсолютного этилового спирта в выдыхаемом воздухе у Т. Д. составила в результате первого исследования – 0,102 мг/л, а в результате второго – 0,222 мг/л.

Мировой судья судебного участка № 49 г. Якутска Республики Саха (Якутия) решением от 4 июня 2015 года признала Т. Д. виновным по ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ и назначила ему наказание в виде штрафа на сумму 30 000 рублей с лишением прав сроком на 1 год 6 месяцев.

Судья Якутского городского суда Илья Ефремов решением от 17 июля 2015 года и председатель Верховного суда Республики Саха (Якутия) Людмила Горева постановлением от 01 сентября 2015 года оставили акт мирового суда без изменений.

Т. Д. обжаловал решение в Верховный суд. Судья ВС Сергей Никифоров пришел к выводу, что суды предыдущих инстанций совершили ошибку, а именно – не учли то, что на основании ч. 1 и 4 ст. 1.5 КоАП РФ неустранимые сомнения в виновности лица, привлекаемого к административной ответственности, толкуются в пользу этого лица.

В данном случае факт алкогольного опьянения у Т. Д. подлежит установлению по результатам первого исследования, которое показало 0,102 мг/л абсолютного этилового спирта в выдыхаемом воздухе водителя и не привысило допустимую цифру в 0,16 мг/л. ВС пояснил, что факт нахождения Т. Д. в состоянии опьянения нельзя считать установленным. Судья Никифоров постановил удовлетворить жалобу водителя, отменить решения всех предыдущих инстанций и прекратить производство по делу об административном правонарушении.

Нельзя ухудшать положение водителя

В июле 2014 года дорожные инспекторы остановили автомобиль К. В. недалеко от деревни Сметанино Верховажского района Вологодской области. Сотрудники полиции обратили внимание, что у водителя присутствует запах алкоголя изо рта. От медицинского освидетельствования на состояние опьянения К. В. отказался.

Мировой судья Вологодской области по судебному участку № 51 своим постановлением от 29 октября 2014 года признал К. В. виновным в совершении правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ, оштрафовал его на 30 000 рублей и лишил права управления транспортными средствами сроком на 1 год 6 месяцев.

К. В. обжаловал решение в Междуреченский районный суд Вологодской области. Судья Виктор Решетов отменил постановление мирового суда и прекратил производство по делу об административном правонарушении за недоказанностью обстоятельств, на основании которых оно было вынесено. В основу решения суда легли в том числе показания свидетелей и понятых.

С позицией районного судьи не согласился главный инспектор безопасности дорожного движения по Верховажскому району Вологодской области и обжаловал это решение в Вологодском областном суде. Дело попало к заместителю председателя Вологодского областного суда Ирине Осиповой. Рассмотрев жалобу главного инспектора, она пришла к выводу, что судья районного суда не учел должным образом следующие доказательства: протокол об административном правонарушении, об отстранении от управления транспортным средством, о направлении на медицинское освидетельствование на состояние опьянения, письменные объяснения понятых, рапорт сотрудников ДПС и показания одного из них в суде.

По мнению Осиповой, для квалификации действий правонарушителя по ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ главное правовое значение имеет отказ от медицинского освидетельствования, зафиксированный в протоколе уполномоченным лицом, а не факт нахождения лица в состоянии опьянения. Как поясняет судья, все представленные доказательства не получили оценки в совокупности, что повлекло неверный вывод районного суда.

Осипова своим постановлением от 24 апреля 2015 года решение судьи Междуреченского районного суда Вологодской области отменила, а дело вернула на новое рассмотрение мировому судье Вологодской области по судебному участку № 51. Мировой судья свое первоначальное решение повторил, а судья Междуреченского районного суда Вологодской области оставил его без изменений.

После этого К. В. обратился в Верховный Суд с просьбой об отмене постановления заместителя председателя Вологодского областного суда. Судья Сергей Никифоров, рассматривающий это дело, пояснил, что заместитель председателя Вологодского областного суда оставила без внимания ч. 2 ст. 30.17 КоАП РФ, которая предусматривает невозможность изменения постановления по делу об административном правонарушении, если при этом усиливается административное наказание или иным образом ухудшается положение лица, в отношении которого вынесен указанный акт.

Осипова, вынося свое решение, ссылалась на то, что судья районного суда допустил существенные процессуальные нарушения. Но Никифоров отдельно указал, что заместителем председателя Вологодского областного суда не приведены в акте конкретные выводы о том, почему вышеуказанные нарушения носили фундаментальный, принципиальный характер и могли повлиять на исход дела.

Таким образом, ВС постановил отменить решение заместителя председателя Вологодского областного суда от 24 апреля 2015 года, последующее постановление мирового судьи Вологодской области по судебному участку № 51 от 16 июня 2015 года и решение судьи Междуреченского районного суда Вологодской области от 22 июля 2015 года, а оставить без изменения итоговым – первоначальное апелляционное решение судьи Междуреченского районного суда Вологодской области.

А был ли водитель за рулем?

Похожий случай произошел в Кемеровской области. Мировой судья судебного участка № 1 Таштагольского района Кемеровской области решением от 28 апреля 2015 года признал Г. Д. виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ. В качестве наказания водителю назначили штраф в размере 30 000 рублей с лишением права управления транспортными средствами сроком на 1 год и 6 месяцев.

Не согласившись с постановлением мирового судьи, Г. Д. подал на него жалобу в Таштагольский городской суд Кемеровской области. На заседании в Таштагольском городском суде факт нахождения Г. Д. в состоянии алкогольного опьянения им самим не оспаривался. Однако показания сотрудников ДПС, данные ими в суде, а также показания свидетелей, оглашенные в судебном заседании, свидетельствуют о том, что автомобиль Г. Д. находился в статичном состоянии: ни один из свидетелей на судебном заседании не сказал, что видел, как Г. Д. управлял транспортным средством в состоянии опьянения, а иных доказательств этому факту представлено не было. Председатель суда Алексей Страшников, основываясь на всем вышеизложенном, постановление мирового судьи отменил, а дело об административном правонарушении прекратил.

Начальник ОГИБДД ОМВД России по Таштагольскому району Кемеровской области подал жалобу в вышестоящую инстанцию на данное решение судьи городского суда.

Заявление попало к заместителю председателя Кемеровского областного суда Татьяне Булатовой. Она в ходе рассмотрения дела указала, что Страшников, отменяя постановление мирового судьи в связи с недоказанностью обстоятельств, опирался на недоказанность факта управления автомобилем Г. Д. в состоянии опьянения. Однако, как поясняет Булатова, судья городского суда не исследовал все имеющиеся по делу доказательства в совокупности и не дал надлежащую правовую оценку фактическим обстоятельствам совершения административного правонарушения. Таким образом, в Кемеровском областном суде решение судьи Таштагольского городского суда от 27 мая 2015 года постановили отменить, а дело направить на новое рассмотрение в тот же суд в ином составе.

Дальнейшим решением другого судьи Таштагольского городского суда Кемеровской области – Марии Муравьевой – от 02 сентября 2015 года изначальное постановление мирового суда оставлено без изменения.

Читайте также  Узнать задолженность в судебных приставах

Тогда Г. Д. обратился за защитой своих прав в Верховный Суд. Как и в случае с предыдущим делом из Вологодской области, судья Сергей Никифоров указал на то, что в Кемеровском областном суде оставили без внимания ч. 2 ст. 30.17 КоАП РФ, ведь ухудшение положения водителя тем более недопустимо при отмене состоявшихся по делу об административном правонарушении судебных актов.

Никифоров удовлетворил жалобу Г. Д., отменил все предыдущие акты по делу и оставил без изменения решение судьи Страшникова Таштагольского городского суда Кемеровской области.

«Передал управление автомобилем знакомому»

Согласно протоколу сотрудника ДПС, составленного на А. С., тот управлял транспортным средством 14 января 2015 года с признаками опьянения – запахом алкоголя изо рта и нарушением речи. От прохождения медицинского освидетельствования А. С. отказался. Постановлением от 20 февраля 2015 года мировой судья судебного участка № 1 Ленинского района города Чебоксары Чувашской Республики прекратил производство по делу в отношении А. С. в связи с отсутствием состава правонарушения. В основу такого решения легло то обстоятельство, что автомобилем управлял не А. С., а его знакомый.

Тогда временно и. о. заместителя командира ОБ ДПС ГИБДД УМВД России по г. Чебоксары Чувашской Республики Микейкин А. обратился с жалобой на вышеуказанные акты в Верховный Суд Чувашской Республики.

Решением от 7 мая 2015 года заместитель председателя Верховного Суда Чувашской Республики Николай Филиппов оба акта предыдущих инстанций отменил, отправив дело мировому судье на новое рассмотрение.

И. о. мирового судьи уже другого судебного участка – № 3 Чебоксарского района Чувашской Республики – признал А. С. виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.26КоАП РФ, и назначил ему в виде наказания штраф на сумму 30 000 рублей с лишением водительских прав на 1 год 7 месяцев.

А. С. обратился в Чебоксарский районный суд Чувашской Республики с ходатайством о восстановлении срока обжалования, но судья Алла Егорова оставила его без рассмотрения. После этого водитель снова обратился в Верховный Суд Чувашской Республики – с жалобой на решение Егоровой. Актом судьи Верховного Суда Чувашской республики Максимовой определение Чебоксарского районного суда отменили, а дело возвратили на новое рассмотрение обратно в районный суд на стадию решения вопроса о принятии жалобы А. С. к производству.

А. С. решил обжаловать майское решение заместителя председателя Верховного Суда Чувашской Республики в ВС. Жалоба водителя попала к судье Владимиру Меркулову, который, ознакомившись с материалами дела, установил, что Филиппов, отменив вступившие в силу судебные решения, ухудшил положение водителя. Но КоАП не предусматривает этого. Кроме того, из постановления заместителя председателя Верховного Суда Чувашской Республики от 7 мая 2015 года не следует, что нижестоящие суды при рассмотрении дела допустили существенные нарушения, которые бы могли повлиять на исход дела.

Меркулов постановил все акты отменить, оставив без изменения изначальное постановление мирового судьи от 20 февраля 2015 года и решения Ленинского районного суда г. Чебоксары Чувашской Республики от 27 марта 2015 года.

Перепутали с однофамильцем

Постановлением и. о. мирового судьи судебного участка № 19 Камчатского края от 4 октября 2012 года водителя М. А. привлекли к административной ответственности за управлением автомобилем без установленных должным образом государственных регистрационных знаков. Заместитель председателяКамчатского краевого суда при рассмотрении 26 декабря 2013 года жалобы на решение первой инстанции с выводами мирового судьи согласился.

Дело в итоге дошло до ВС. Судья Сергей Никифоров, рассматривая жалобу М. А., обнаружил, что мировой судья не принял необходимых мер по установлению личности лица, в отношении которого ведется производство по делу. Оказалось, что правонарушение совершил однофамилец заявителя жалобы. Более того, у другого водителя совпадает не только фамилия, но еще имя, отчество и год рождения.

Обратившийся в Верховный Суд М. А. поясняет, что о вынесенном постановлении мирового суда узнал только в июне 2013 года. Путаница произошла, так как лицо, управлявшее 26 августа 2012 года автомобилем без государственных регистрационных знаков, не имело при себе документов, позволяющих установить его личность. Инспекторы внесли сведения в протокол об административном правонарушении на основании данных базы ГИБДД, где заявителя жалобы спутали с его однофамильцем. При этом в протоколе указаны адрес и номер мобильного телефона настоящего правонарушителя.

Заявитель жалобы в Верховный суд дополнительно поясняет, что полицейскими даже проводилась корректировка в базе УГИБДД УМВД России по Камчатскому краю из-за ошибочного использования его данных.

Судья Никифоров, разобравшись в этой путанице, постановил отменить решения и. о. мирового судьи и заместителя председателя Камчатского краевого суда и прекратить производство по делу М. А.

Отмена постановления о лишении прав за отказ от мед. освидетельствования

Суд апелляционной инстанции отменил постановление Мирового суда Красногорского района Московской области о признании виновным и привлечении к административной ответственности водителя по ч. 1 ст. 12.26 Кодекса РФ об административных правонарушениях – за невыполнение водителем законного требования сотрудника полиции о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения. Решением Красногорского городского суда Московской области от 02.03.2017 г. вынесенное постановление Мирового судьи отменено, производство по делу об административном правонарушении прекращено.

Обстоятельства «отказа» от медицинского освидетельствования на состояние опьянения

В конце февраля 2017 года к нам обратилась доверитель, которая следуя за рулем своей автомашины домой, была остановлена сотрудниками полиции, которые незаконно предъявили к ней требования о прохождении медицинского освидетельствования. Доверитель отказалась пройти медицинское освидетельствование, инспектором ДПС был составлен протокол, дело направлено на рассмотрение в суд. Будучи уверенной в своей невиновности, так как доверитель действительно не употребляла спиртные напитки за рулем, она сама решила защищать свои интересы в суде, не прибегая к квалифицированной юридической помощи. Суд перовой инстанции, не стал излишне церемониться, признал вину доверителя в совершении административного правонарушения и привлек к ответственности, лишив её права управления транспортным средством на 1 год и 6 месяцев, со штрафом 30 тыс. рублей. После этого, оставался лишь один шанс на обжалование постановления миррового судьи в апелляционном порядке. Поняв, что без квалифицированной юридической помощи не обойтись, доверитель обратилась к юристам за составлением апелляционной жалобы, и подав в установленном порядке жалобу, стала ожидать назначения судебного заседания в суде апелляционной инстанции. Все это происходило без нашего участия и до обращения к нам.

Обращение к квалифицированному защитнику по делу об отказе от медицинского освидетельствования

За пару дней до судебного заседания, доверитель по каким-то причинам стала сомневаться в квалификации юристов, к которым она обратилась до нас, и пришла за юридической помощью в нашу компанию. Изучив все материалы дела об административном правонарушении и доводы жалобы, прогноз перспективы дела был удручающим. Самой большой ошибкой, которую совершила доверитель, была попытка самостоятельной защиты своих прав в суде первой инстанции, без участия квалифицированного защитника. Доводы уже поданной апелляционной жалобы оставляли желать лучшего, были сформулированы не последовательно, скомкано и не понятно, хотя и содержали некоторые основания для отмены постановления суда первой инстанции.

Формирование позиции по делу об административном правонарушении по ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ

Выслушав доверителя и исследовав материалы дела, нами была сформулирована следующая позиция.

Во первых, в протоколе об административном правонарушении, было указано только одно основание, предусмотренное правилами мед. освидетельствования, позволяющее полагать что водитель находится в состоянии алкогольного опьянения – запах алкоголя изо рта. Такой признак является субъективным суждением сотрудника полиции, который направлял водителя на освидетельствование. В ходе рассмотрения дела судом первой инстанции был допрошен только один понятой, который пояснил суду по данному вопросу, что стоял достаточно далеко от водителя, и не мог почувствовать был ли от водителя изо рта запах алкоголя. Второй понятой допрошен не был, и возможно, мог бы пояснить данное обстоятельство, и если бы наличие запаха алкоголя не нашло своего подтверждения, то достаточных оснований полагать, что водитель находится в состоянии алкогольного опьянения не имелось бы.

Во вторых, имелись основания полагать, что при предложении пройти медицинское освидетельствование, инспектор ДПС проявил предвзятость. Как пояснила доверитель именно инспектор, который составлял протокол об административном правонарушении, неоднократно останавливал автомобиль под её управлением и предъявлял различные необоснованные претензии. Такое происходило, как до рассматриваемого в деле события административного правонарушения, так и после. В наше распоряжение доверителем была предоставлена видеозапись, на которой видно, что инспектор остановил автомобиль доверителя, и предъявляет к ней надуманные претензии, что она, якобы, испачкала ему куртку, хотя та сидела в салоне автомобиля, а инспектор находился возле автомобиля на обочине, и другие подобного рода.

В третьих, согласно Правил освидетельствования лица на состоянии алкогольного опьянения, перед тем, как направить водителя на медицинское освидетельствование, инспектор обязан был предложить пройти освидетельствование на месте, с использованием соответствующего технического средства. И прохождение освидетельствования на месте, и предложение пройти медицинское освидетельствование, делается в присутствии двух понятых. Доверитель сама просила освидетельствовать ее на состояние опьянения на месте, но инспектором ей было в этом отказано, ссылаясь на отсутствие необходимого прибора. В суде первой инстанции, допрошенный в качестве свидетеля понятой пояснил суду, что не помнит какое именно освидетельствование предложил пройти водителю инспектор на месте, или медицинское. На приобщенной к материалам дела видеозаписи, которую производили сотрудника ДПС, видно, что инспектор предложил пройти водителю медицинское освидетельствование, чему не предшествовало предложение пройти освидетельствование на состояние опьянения на месте.

Указанные выше обстоятельства указывали на нарушение порядка направления на освидетельствование, в связи с чем, требование сотрудника полиции о прохождении медицинского освидетельствования не было законным, а поскольку формулировка ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ предусматривает ответственность за невыполнение водителем законного требования сотрудника полиции, состав административного правонарушения в действиях водителя отсутствует. Это означает, что постановления суда первой инстанции подлежит отмене, водитель подлежит освобождению от административной ответственности, а дело прекращению.

Апелляция по ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ по делу об отказе от прохождения освидетельствования

В суде апелляционной инстанции нами были приобщены к материалам дела и озвучены объяснения, более четко излагающие наши доводы и формирующие нашу позицию по делу. Суду заявлены ходатайства об исследовании и приобщении к делу видеозаписи, свидетельствующие о предвзятости сотрудников полиции, на которой инспектор ДПС предъявляет к водителю надуманные требования. Также заявлены ходатайства о вызове в суд и допросе в качестве свидетеля второго понятого, инспектора. Кроме того, мы просили суд запросить в подразделении ГИБДД, где проходит службу инспектор, выдавался ли в тот день наряду ДПС прибор для освидетельствования водителей на состояние опьянения. Суд исследовал и приобщил к материалам дела видеозапись, но посчитал возможным рассмотреть дело без допроса свидетелей и истребования указанных выше сведений.

В ходе судебного разбирательства, выслушав нашу позицию, суд согласился с ней, удовлетворив требования апелляционной жалобы, отменив постановление мирового судьи и прекратив производство по делу об административном правонарушении.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: