Статья попытка убийства - STROYALT.RU

Статья попытка убийства

Адвокат добился переквалификации дела с покушения на убийство на причинение легкого вреда здоровью

Как стало известно «АГ», 13 декабря 2019 г. мировой судья в Москве прекратил уголовное дело в отношении гражданина Узбекистана, который несколько раз ударил свою сожительницу ножом.

Версия следствия

Из постановления о привлечении в качестве обвиняемого (имеется у «АГ») следовало, что в августе 2019 г. гражданин Узбекистана N. нанес два ножевых удара своей сожительнице на фоне внезапно возникших личных неприязненных отношений. Инцидент произошел на детской площадке у жилого дома в Москве. По версии следствия, удары ножом были нанесены в область жизненно важных органов – в грудь и шею потерпевшей.

Уголовное дело в отношении N. было возбуждено 23 августа, он был помещен под стражу в один из московских СИЗО. Впоследствии межрайонный следственный отдел ГСУ СК РФ по г. Москве предъявил ему обвинение в покушении на убийство по ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 105 УК РФ. По мнению правоохранителей, вина обвиняемого доказывалась его показаниями, заключением судмедэксперты и свидетельскими показаниями.

Вступивший в дело адвокат ходатайствовал о прекращении дела

Степан Дилбарян вступил в уголовный процесс по приглашению родственников N. 7 октября. 29 октября защитник ходатайствовал (документ имеется у «АГ») о прекращении уголовного дела, указав, что обвинение явно необоснованно.

Адвокат сослался на то, что из заключения судмедэксперта следовало, что нанесенные потерпевшей телесные травмы не были опасны для жизни и не вызвали развития угрожающего жизни состояния. «Так, из материалов дела следует, что после нанесения пореза потерпевшей N. более никаких действий не предпринимал, хотя ему ничего не мешало это сделать. Очевидцы в момент инкриминируемых событий и некоторое время непосредственно после нанесения пореза находились на значительном отдалении. А оставленная в обвинении формулировка о том, что смерть потерпевшей не наступила ввиду своевременного оказания ей медицинской помощи, входит в прямое противоречие с заключением судебном-медицинской экспертизы», – отмечалось в ходатайстве.

Степан Дилбарян добавил, что даже если согласиться с выводом следствия о наличии у N. умысла на убийство, то последовавшие обстоятельства следует расценивать как добровольный отказ от преступления (ст. 31 УК РФ), так как для доведения такого умысла до конца у него не имелось никаких препятствий, наличие которых обязательно в силу ч. 3 ст. 30 УК РФ. Защитник присовокупил, что его доверитель намеревался нанести удар ножом не в шею потерпевшей, а в плечо. Кроме того, он полагал, что N. оговорил сам себя при даче показаний.

Тем не менее следствие отказало в удовлетворении ходатайства адвоката. В постановлении (есть у «АГ») о полном отказе в удовлетворении ходатайства отмечено, что доводы защитника опровергаются данными камер наружного наблюдения, а также показаниями самого обвиняемого. Следствие также не выявило факта оговора со стороны обвиняемого, который был допрошен в присутствие защитника по назначению и без оказания давления на него.

Прокуратура вернула дело следователю

8 ноября межрайонная прокуратура вынесла постановление о возвращении уголовного дела для пересоставления обвинительного заключения. В этом документе (есть в распоряжении у «АГ») отмечалось, что обвинительное заключение не может быть утверждено из-за неверных анкетных данных лица, привлекаемого в качестве обвиняемого. Кроме того, в нарушение ч. 2 ст. 220 УПК РФ в обвинительном заключении были неверно приведены ссылки на показания одного из свидетелей, а также листы, содержащие светокопию паспорта обвиняемого.

«Допущенные нарушения при составлении обвинительного заключения исключают возможность постановления судом приговора или вынесения иного решения на основе данного заключения. Таким образом, уголовное дело подлежит возвращению для пересоставления обвинительного заключения и устранения выявленных недостатков», – указала прокуратура.

Переквалификация преступления

Впоследствии в постановлении от 22 ноября о частичном прекращении уголовного дела (имеется у «АГ») старший следователь указал, что следствие достоверно не установило наличие прямого умысла обвиняемого на убийство потерпевшей. После причинения телесных повреждений своей сожительнице N. не предпринял каких-либо активных действий по завершению умысла на убийство. В обоснование своей позиции следствие сослалось на Постановление Пленума ВС РФ от 27 января 1999 г. № 1, согласно которому покушение на убийство возможно лишь с прямым умыслом.

В рассматриваемом случае, как пояснило следствие, потерпевшая не оказывала какого-либо активного сопротивления после причинения травм, а вмешательство посторонних лиц произошло спустя значительный период времени после происшествия. Само ранение в область шеи, по мнению судмедэксперта, не было опасным для жизни.

В связи с этим уголовное дело по ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 105 УК РФ в отношении N. было прекращено по основанию, предусмотренному ч. 1 ст. 27 УПК РФ, а в дальнейшем ему было предъявлено обвинение п. «в» ст. 115 УК РФ (умышленное причинение легкого вреда здоровью). Дело было направлено в мировой суд для рассмотрения по существу.

Мировой судья прекратил уголовное дело в связи с примирением сторон

В ходе судебного процесса потерпевшая заявила о примирении с N. и ходатайствовала о прекращении уголовного дела в отношении последнего. Сожительница подсудимого утверждала об отсутствии претензий к нему, поскольку он извинился перед ней и возместил причиненный ей вред.

Подсудимый не возражал против удовлетворения ходатайства, подтвердил факт возмещения потерпевшей вреда и пояснил, что он раскаивается в содеянном. Его адвокат также ходатайствовал перед судом о прекращении дела в связи с примирением сторон. В соответствующем ходатайстве (имеется у «АГ») Степан Дилбарян со ссылкой на п. 9 Постановления Пленума ВС РФ от 27 июня 2013 г. № 19 отметил, что в соответствии со ст. 76 УК РФ освобождение от уголовной ответственности в связи с примирением с потерпевшим возможно при выполнении двух условий (примирения лица, совершившего преступление, с потерпевшим и возмещения причиненного ему вреда).

В свою очередь представитель гособвинения возражал против удовлетворения ходатайства потерпевшей.

В своем постановлении (имеется у «АГ») мировой суд указал, что преступление, предусмотренное п. «в» ст. 115 УК РФ, относится к категории небольшой тяжести, а подсудимый впервые привлекается к уголовной ответственности. При этом он учел факт отсутствия обвиняемого на учете у нарколога или в психоневрологическом диспансере, а также его положительную характеристику по месту жительства и работы. «О примирении сторон и возмещении вреда свидетельствуют сделанные сторонами заявления, обвиняемый свою вину признал и раскаялся в содеянном, принес свои извинения потерпевшей, которая подтвердила, что примирилась с N. и простила его, причиненный вред возмещен, о чем указывается в заявлении», – отметил суд и постановил прекратить уголовное дело в связи с примирением сторон. Обвиняемый был освобожден из-под стражи в зале суда.

Защитник прокомментировал ход дела

В комментарии «АГ» адвокат КА «Манаков и партнеры» Степан Дилбарян, защищавший N., рассказал, что защита по уголовному делу осложнялась тем, что следователем в первые сутки после задержания N. (т.е. до его вступления в дело) был составлен протокол допроса подозреваемого, из которого следовало, что он признает как наличие намерения убить потерпевшую, так и нанесение двух ударов ножом в область жизненно важных органов последней с целью причинить ей смерть. «Кроме того, следователем был составлен протокол проверки показаний на месте и ряд других процессуальных документов. Когда я зачитал доверителю подписанные им же протоколы, их содержание и формулировки вызвали у него недоумение. Он пояснил, что ни о каком желании убить, тем более о нанесении ударов с целью убийства, он не говорил, а лишь признавал произошедший конфликт и был уверен, что в этом его и обвиняют и что именно в таком виде его показания внесены в протокол», – пояснил адвокат.

По словам защитника, внимательное изучение показаний N. позволило подчеркнуть их противоречивость. «Так, в одних и тех же показаниях сначала утверждалось, что удар наносился в область шеи, но чуть позже уже утверждалось, что удар наносился в область лица. В этих же показаниях то указывалось, что допрашиваемый не помнит, куда попал ножом, то он все-таки утверждает, что попал в шею. Кроме того, согласно показаниям он достал нож из кармана и нанес им удар, чтобы убить, но при это почему-то не запомнил, как именно держал нож и куда было направлено его лезвие. Все это звучало абсурдно», – отметил Степан Дилбарян.

По словам адвоката, такие путанные показания обвиняемых характерны для случаев, когда допрашиваемому лицу «помогают» их составить те, кто понимает, какие именно формулировки нужны для «правильной» квалификации и какие детали лучше не писать до заключения эксперта, которое иначе может перечеркнуть полученные показания (в том числе из-за неправильного указания, куда было направлено лезвие и в части направления нанесения удара). «А лицу, действительно умышленно нанесшему такой удар, как правило, не составляет сложности описать свои действия в мельчайших деталях. Однако для эффективной защиты доверителя одних только изложенных противоречий было совершенно недостаточно, ведь серьезных процессуальных оснований для исключения указанных доказательств просто не имелось, а оценка этих показаний – всегда дело достаточно субъективное», – рассказал Степан Дилбарян.

В связи с этим было принято решение строить защиту несколько иначе. С учетом специфики законодательной конструкции неоконченного преступления (покушения) был сделан акцент на недоказанности обстоятельств, препятствующих доведению преступления до конца, пояснил защитник. С этой целью были проработаны и даны подробные показания об обстоятельствах дела. Далее, после ознакомления с материалами уголовного дела в порядке ст. 217 УПК РФ, защитой было заявлено ходатайство о рассмотрении уголовного дела судом присяжных.

«Такая линия защиты была основана на позиции Верховного Суда, указавшего, что по данной категории преступлений перед присяжными заседателями следует в понятной формулировке поставить вопросы, предусмотренные ст. 339 УПК РФ, в том числе о доказанности причин, в силу которых деяние не было доведено до конца. При этом данный вопрос должен содержать описание фактической причины, лишившей подсудимого возможности осуществить свои намерения. Одновременно с этим по результатам изучения материалов оконченного уголовного дела было подготовлено ходатайство о прекращении уголовного преследования по ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 105 УК РФ (т.е. покушение на убийство) с подробной мотивировкой, преследующей цель указать следователю, руководителю следственного органа и прокурору на недостаточность доказательств для вынесения судом присяжных обвинительного приговора по ч. 1 ст. 105 УК РФ, учитывая большую объективность такого суда», – рассказал адвокат. По его мнению, акценты на этом позволили прокурору внимательнее изучить материалы дела и вернуть его в орган следствия, который уже переквалифицировал действия N.

«Поскольку к моменту рассмотрения дела в мировом суде обвиняемый возместил причиненный вред, то стороной защиты было предложено потерпевшей ходатайствовать перед судом о прекращении уголовного дела в связи с примирением сторон, что и было сделано ею. Аналогичное ходатайство о прекращении дела было подано и со стороны защиты», – добавил Степан Дилбарян. Он выразил удовлетворение вступившим в силу судебным постановлением.

Варианты защиты и возможности адвоката по делам об убийстве (ст.105 УК РФ)

Убийство – это умышленное причинение смерти другому лицу. Статья 105 УК РФ относится к категории особо тяжких и предусматривает наказание вплоть до пожизненного лишения свободы. Вместе с тем, большинство убийств – это убийства в драке, в ходе бытовых конфликтов в семье, а самое распространённое орудие убийства – обычный кухонный нож. Правоприменительная практика складывается так, что при наличии трупа следователи возбуждают уголовные дела по самой очевидной (для них) статье – ч.1 ст.105 УК РФ, в дальнейшем вменяют её же и обвиняемому, подчас не обращая внимания на детали, которые имеют принципиальное значение. Адвокат, работая по уголовному делу об убийстве, должен, напротив, учесть все нюансы, объективно рассмотреть все варианты защиты и предложить доверителю те, которые наиболее реальны для реализации с учётом имеющихся доказательств и сложившейся следственной и судебной практики. Типовых вариантов защиты по делам об убийстве несколько.

Причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшего смерть по неосторожности (ч.4 ст.111 УК РФ)

Читайте также  Угроза жизни статья 119 ук

Максимально возможное наказание по ч.1 ст.105 УК РФ и ч.4 ст.111 УК РФ совпадает (до 15 лет лишения свободы). Но ч.4 ст.111 УК РФ мягче, во-первых, из-за минимально возможного наказания в санкции статьи, во-вторых, на практике часто назначают более мягкое наказание по ч.4 ст.111 УК РФ, чем по ч.1 ст.105 УК РФ.

Принципиальное отличие ч.4 ст.111 УК РФ от ч.1 ст.105 УК РФ состоит в следующем. Для применения ч.1 ст.105 УК РФ необходимо установить умысел именно на убийство. Как правило, об этом свидетельствует сила ударов и их нанесение в жизненно важные органы. Нередко о своих намерениях прямо говорят и сами подозреваемые. Ч.4 ст.111 УК РФ применяется тогда, когда умысел человека был направлен не на причинение смерти, а на причинение тяжкого вреда здоровью. Классический пример – нанесение множественных ударов по разным частям тела в драке без цели лишить человека жизни.

Есть одно распространённое заблуждение: если человек умер не сразу после нанесения ударов, а уже в больнице спустя несколько часов или дней – ч.1 ст.105 УК РФ однозначно вменяться не может, а применяется ч.4 ст.111 УК РФ. Это не так. Адвокату по такому уголовному делу важно проанализировать привходящие обстоятельства: действия наносившего удары, действия врачей, причинно-следственную связь между смертью и этими действиями. Сам по себе промежуток между временем нанесением ударов и временем смерти не влияет на квалификацию по той или иной статье. В судебной практике известны случаи, когда смерть наступила спустя неделю после нанесения ударов, однако с учётом других обстоятельств действия лица были квалифицированы по ч.1 ст.105 УК РФ.

Убийство при необходимой обороне и при превышении её пределов (ст.37 УК РФ, ст.108 УК РФ).

Нанесение ударов потерпевшему редко бывает беспричинным. Часто повод для этого незначительный и тогда в протоколах пишут: «ввиду внезапно возникших личных неприязненных отношений». Но подчас потерпевший сам ведёт себя агрессивно, готов напасть или уже применяет насилие к тому, кто в последующем станет обвиняемым. Типичный пример – конфликт в семье, муж (часто в сильном алкогольном опьянении) гоняет жену по всей квартире, избивает её всем, чем попадётся под руку, грозится убить. В какой-то момент семья оказывается на кухне, жена с целью самообороны, опасаясь за свою жизнь и здоровье, берёт нож и наносит удар мужу только для того, чтобы остановить его. Нож попадает в жизненно важный орган и человек умирает.

Для того, чтобы добиться применения статьи о необходимой обороне (ст.37 УК РФ, ст.108 УК РФ, ст.114 УК РФ) адвокату необходимо детально проанализировать обстановку, всё развитие событий и привести доказательства того, что потерпевший сам вёл себя агрессивно, эта агрессия была реальной и подзащитный обоснованно опасался за свою жизнь и здоровье. Одних показаний подзащитного здесь недостаточно. Более того, на самых первых допросах сотрудники правоохранительных органов, пользуясь шоковым состоянием допрашиваемого, стараются задать подозреваемому такие вопросы, чтобы в его показаниях просматривался умысел на убийство, а не защита от нападения.

Крайне важно максимально быстро зафиксировать телесные повреждения, которые потерпевший нанёс подозреваемому в ходе конфликта, найти свидетелей, которые, возможно, видели или слышали как развивался конфликт, как потерпевший угрожал или наносил удары подзащитному адвоката.

Убийство в состоянии аффекта (ст.107 УК РФ)

Аффект – это сильное душевное волнение, вызванное противоправными или аморальными действиями потерпевшего. Но не всякое сильное волнение является аффектом, и не всякие действия потерпевшего могут его вызвать.

Аффект определяется с помощью судебно-психологической экспертизы. Учитывая, что по делам об убийстве судебно-психологическая или психолого-психиатрическая экспертиза проводятся в обязательном порядке, адвокату (при подозрении на возможность аффекта) целесообразно сразу ставить эксперту вопросы о возможности убийства в состоянии аффекта, а не откладывать это «на потом». Основное внимание при проведении такой экспертизы уделяется поведению обвиняемого во время нанесения ударов, после нанесения ударов, его показаниям и показаниям лиц, которые видели его в это время. Если конфликт происходил один на один, доказать аффект маловероятно.

Существует заблуждение, что аффект можно «изобразить», сымитировать. Это не так. При проведении судебно-психологической экспертизы используются методики, которые позволяют определить, есть ли аффект в действительности или он ложный, «наигранный».

Аффект может вызвать и какое-то одно действие потерпевшего, очень травматичное для психики обвиняемого (аффект по типу «вспышки»), и несколько менее травматичных действий, но регулярно повторяющихся (аффект по типу «последней капли», накопленный аффект).

Причинение смерти по неосторожности (ст.109 УК РФ)

Классический пример пограничного случая между ч.1 ст.105 УК РФ и ст.109 УК РФ – человек падает от удара и, ударившись головой о твёрдую поверхность, умирает. Во многом от того, какой будет характер повреждений головного мозга по результатам экспертизы, зависит и применяемая статья.

Адвокату по уголовному делу необходимо анализировать и другие действия, которые происходили до нанесения удара, ту обстановку, в которой они происходили, характер взаимоотношений и взаимодействия потерпевшего и обвиняемого.

Суд присяжных по делам об убийстве и ч.4 ст.111 УК РФ

Уголовные дела по ст.105 УК РФ и ч.4 ст.111 УК РФ может рассматривать суд присяжных. То, насколько целесообразно в конкретном случае обращаться к суду присяжных, должен оценить адвокат по уголовному делу и разъяснить все тонкости и последствия клиенту.

Действительно, процент оправдательных приговоров в суде присяжных выше, чем у судей «по должности». Но не всякое дело имеет смысл передавать для рассмотрения в суд присяжных. Суд присяжных имеет свою специфику, к которой должны быть готовы и адвокат, и его подзащитный. Например, если защита планирует бороться только за снижение наказания – как правило, нет смысла рассматривать дело в суде присяжных. Исключение – работа адвоката на получение от присяжных вердикта о снисхождении для своего клиента. Вердикт «виновен, но заслуживает снисхождения» не позволяет суду назначить наказание в виде пожизненного лишения свободы, а также наказание размером больше 2/3 от максимально возможного срока в виде лишения свободы на определённый срок. Кроме того, этот вердикт позволяет суду назначить наказание ниже низшего – с применением ст.64 УК РФ.

Напротив, если доказательства обвинения слабые, противоречивые, а с точки зрения адвоката в деле есть признаки необходимой обороны или её превышения, аффекта или вообще непричастности подзащитного к инкриминируемому ему преступлению – тогда суд присяжных имеет смысл избирать.

В любом случае, адвокат и его подзащитный по делам об убийстве или тяжком вреде здоровью, повлекшим смерть (ч.4 ст.111 УК РФ) уже на самых ранних стадиях расследования должны потенциально готовиться к суду присяжных – даже в случае, если в дальнейшем эта линия защиты отпадёт, дело будет прекращено или будет принято решение о рассмотрении дела судьёй «по должности».

ВС объяснил, без каких признаков нельзя осудить за угрозу убийством

Обоюдный конфликт, переросший в драку, вряд ли может трактоваться как угроза убийством, даже если один из дерущихся испугался, так как его противник физически сильнее, разъясняет Верховный суд РФ.

Обязательным признаком угрозы убийством является ее реальность, а оценкой реальности угрозы является субъективный и объективный критерий, напоминает он.

Суть дела

Высшая инстанция изучила дело жителя Курганской области, осуждённого к 360 часам обязательных работ за угрозу убийством. Согласно материалам, подсудимый и потерпевший в ходе обоюдного конфликта избили друг друга, причём травмы получили оба участника драки.

В жалобе адвокат указал, что описание объективной стороны деяния заключается в нанесении побоев и образует состав административного правонарушения, его подзащитный словесных угроз убийством или причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшему не высказывал, иных угрожающих действий, дающих потерпевшему основания считать угрозу реальной и опасаться ее осуществления, также не совершал.

Позиция ВС

Статьей 119 УК РФ предусмотрена уголовная ответственность за угрозу убийством или причинение тяжкого вреда здоровью, если имелись основания опасаться осуществления этой угрозы, напоминает ВС.

«Субъективная сторона данного преступления характеризуется виной в виде прямого умысла. Виновный осознает общественную опасность своих действий и желает выразить намерение лишить жизни или причинить тяжкий вред здоровью конкретного лица», — поясняет высшая инстанция.

Из приговора усматривается, что угроза убийством выражалась в том, что подсудимый в ходе конфликта, имея умысел на создание реальной угрозы жизни и здоровью потерпевшего, умышленно нанес ему удары руками, металлическим предметом и ногами. Эти действия потерпевший воспринял как реальную угрозу своей жизни и здоровью и у него имелись реальные основания опасаться ее осуществления, т.к. обвиняемый был агрессивно настроен и физически сильнее.

Однако в судебном заседании осужденный пояснял, что у него произошел конфликт с потерпевшим, переросший в обоюдную драку, в ходе которой они оба наносили друг другу удары, при этом никаких угроз он не высказывал.

В обоснование вывода о виновности суд сослался в приговоре, в том числе на заключение эксперта, о наличии у потерпевших телесных повреждений на лице, которые образовались от действия тупого предмета (предметов) и не повлекли вреда здоровью потерпевшего.

Вместе с тем суд оставил без внимания заключение эксперта о наличии телесных повреждений и у осужденного в виде двух кровоподтеков в области лица, кровоизлияния в слизистую верхней губы, кровоподтека и посттравматического отека мягких тканей первого пальца правой кисти, которые не влекут вреда здоровью человека, указывает ВС.

Мотивируя вывод о виновности, суд указал, что угроза убийством может быть выражена в любой форме и отсутствие словесных угроз не исключает уголовной ответственности по данной статье.

«Между тем по смыслу уголовного закона, угроза убийством — это разновидность психического насилия и может быть выражена в любой форме, устно, письменно, жестами, демонстрацией оружия и т.д. Содержание угрозы убийством составляет высказывание намерения лишить жизни, угроза рассчитана на запугивание потерпевшего. Обязательным признаком такой угрозы является ее реальность.

Оценкой реальности угрозы является субъективный и объективный критерий. Субъективный критерий характеризуется намерением виновного осуществить угрозу и восприятием потерпевшим этой угрозы как опасной для жизни. При этом угроза должна быть очевидной для потерпевшего.

Объективный критерий оценки реальности угрозы устанавливается с учетом обстоятельств, характеризующих обстановку, в которой потерпевшему угрожают, личность угрожающего, взаимоотношения потерпевшего и виновного», — поясняет ВС.

Между тем, согласно установленным судом обстоятельствам, между осужденным и потерпевшим возник конфликт на почве личных неприязненных отношений.

При этом судом не приведены мотивы, на основании которых он пришел к выводу о наличии у осужденного прямого умысла на совершение угрозы убийством, а также о реальности восприятия такой угрозы потерпевшим.

Исследовав вопрос о субъективном восприятии потерпевшим реальности угрозы убийством, суд надлежащим образом не исследовал и не учел все фактические обстоятельства данного дела, поведение осужденного и потерпевшего, личность обвиняемого, характер взаимоотношений потерпевшего и осужденного, обстоятельства произошедшего между ними обоюдного конфликта, считает ВС.

В связи с чем он отменил обвинительный приговор и направил дело на новое судебное разбирательство в суд первой инстанции.

Статья 30 УК РФ. Приготовление к преступлению и покушение на преступление

1. Приготовлением к преступлению признаются приискание, изготовление или приспособление лицом средств или орудий совершения преступления, приискание соучастников преступления, сговор на совершение преступления либо иное умышленное создание условий для совершения преступления, если при этом преступление не было доведено до конца по не зависящим от этого лица обстоятельствам.

2. Уголовная ответственность наступает за приготовление только к тяжкому и особо тяжкому преступлениям.

3. Покушением на преступление признаются умышленные действия (бездействие) лица, непосредственно направленные на совершение преступления, если при этом преступление не было доведено до конца по не зависящим от этого лица обстоятельствам.

Комментарии к ст. 30 УК РФ

1. Приготовление как начальная стадия преступления заключается в выполнении действий, направленных на создание условий для последующего совершения оконченного преступления. Иными словами, это подготовительная деятельность, включающая широкий круг действий, предусмотренных ч. 1 комментируемой статьи. Особенностью рассматриваемой стадии является то, что входящие в ее содержание действия хотя и представляют реальную угрозу для объекта конкретного преступления, однако его объективной стороной не предусмотрены, непосредственного вреда данному объекту еще не причиняют и прямо на совершение преступления не направлены. Речь идет именно о приготовлении к конкретному преступлению, а не о действиях (например, изготовлении оружия или отмычек к замкам, подделке документов и т.п.), которые могут быть использованы в дальнейшей преступной деятельности.

Читайте также  Статья непредумышленное убийство ук рф

В ряде случаев приготовительные действия в силу их общественной опасности могут образовывать самостоятельный состав и быть квалифицированы как оконченное преступление. В частности, создание устойчивой вооруженной группы в целях нападения на граждан и организации образует бандитизм (ч. 1 ст. 209 УК); призывы к активному неподчинению законным требованиям представителей власти и к массовым беспорядкам, а равно призывы к насилию над гражданами — массовые беспорядки (ч. 3 ст. 212 УК); незаконные изготовление или ремонт огнестрельного оружия, комплектующих деталей к нему, а равно незаконное изготовление боеприпасов, взрывчатых веществ или взрывных устройств — незаконное изготовление оружия (ч. 1 ст. 223 УК).

2. Понятие и содержание приготовления определены в ч. 1 комментируемой статьи. Можно выделить его объективные и субъективные признаки. Объективные признаки характеризуют, во-первых, действия, направленные на создание условий для совершения преступления; во-вторых, наличие ситуации, когда преступление не доведено до конца по не зависящим от лица обстоятельствам. Субъективный признак проявляется в том, что приготовительные действия выполняются осознанно и целенаправленно для совершения умышленного преступления.

3. Приготовление к преступлению имеет место тогда, когда совершено хотя бы одно из предусмотренных уголовным законом действий, каждое из которых имеет определенное содержание.

Приисканием признается приобретение (временное позаимствование, находка, обмен, покупка, похищение) средств или орудий совершения преступления, причем как законное, так и противоправное. Изготовлением является создание заново средств или орудий совершения преступления, преимущественно самим виновным либо его соучастником. Приспособлением считается любой способ видоизменения, улучшения средств или орудий преступления, прежде всего самим виновным либо его соучастником.

Средствами или орудиями преступления признаются любые предметы, инструменты и приспособления, используемые для реализации преступных целей и облегчающие совершение задуманного деяния. Так, орудиями могут быть лестницы и веревки для проникновения в квартиру извне, ломики-«фомки» и домкраты для взлома двери квартиры или дверцы металлического сейфа, отмычки для открывания замков двери, яды для умерщвления потерпевшего. Общим признаком орудий преступления является то, что они непосредственно используются в процессе выполнения действий, образующих объективную сторону преступления, усиливая физические возможности лица. Средства же преступления, как правило, при непосредственном выполнении подобных действий не применяются, а используются для облегчения преступного деяния, достижения преступного результата или сокрытия с места преступления. К средствам относятся поддельные документы и печати, используемые для получения доступа в помещение либо беспрепятственного выхода из него, снотворное для усыпления потерпевшего либо иного лица в целях совершения последующего хищения имущества, автомобиль или иное транспортное средство, используемые для транспортировки похищенного имущества, и т.п.

Приискание соучастников заключается в поиске и последующем привлечении других лиц к соучастию в совершении преступления. Это может быть сделано путем уговоров, обещаний, угроз, запугивания, шантажа и др. Сговор соучастников предполагает достижение предварительной договоренности о времени, месте, способе, распределении ролей и иных обстоятельствах совместного совершения преступления.

Иное умышленное создание условий включает любые другие, не предусмотренные ч. 1 комментируемой статьи, действия по приготовлению (подготовке) к совершению преступления. К ним можно отнести: наблюдение за предполагаемым местом преступления (например, загородным домом) и потенциальной жертвой посягательства; составление плана местности; заблаговременное устранение препятствий (в частности, отключение телефонной связи, сигнализации или энергоснабжения).

4. Недоведение преступления до конца по не зависящим от лица обстоятельствам имеет место тогда, когда начатые преступные действия не доводятся до завершения не по инициативе самого лица (по причине жалости, страха, нерешительности), а по объективным обстоятельствам (неожиданное появление посторонних лиц, вмешательство сотрудников правоохранительных органов, сильный дождь и др.).

5. Уголовная ответственность наступает за приготовление только к тяжкому и особо тяжкому преступлению. Таким образом, ответственность за эту стадию преступления является ограниченной, что учитывается и при назначении наказания (ст. 66 УК).

6. Покушением на преступление по российскому уголовному закону (ч. 3 ст. 30) признаются умышленные действия (бездействие) лица, непосредственно направленные на совершение преступления, если при этом преступление не было доведено до конца по не зависящим от этого лица обстоятельствам.

С объективной стороны покушение характеризуется: а) действием или бездействием, непосредственно направленным на совершение преступления; б) действием или бездействием, не завершенным, не доведенным до конца; в) незавершенностью действия или бездействия по причинам (обстоятельствам), не зависящим от самого лица.

Субъективная сторона покушения выражается в виде прямого умысла, что означает: применительно к формальному составу преступления — лицо осознает общественную опасность своего действия либо бездействия, непосредственно направленного на преступный результат, и желает это действие (бездействие) совершить; применительно к материальному составу преступления — лицо осознает общественную опасность подобного действия (бездействия), предвидит неизбежность или возможность наступления преступных последствий и желает их наступления.

Таким образом, в отличие от приготовления при покушении лицо выполняет частично или полностью действия (бездействие), непосредственно направленные на объект преступления и образующие объективную сторону конкретного состава. От оконченного преступления покушение отличается незавершенностью действия (бездействия) либо не наступлением общественно опасных последствий по обстоятельствам, не зависящим от воли и поведения лица.

В доктрине уголовного права и правоприменительной практике выделяют виды покушений: а) по степени завершенности деяния (количественный критерий) — оконченное и неоконченное; б) по степени реальности (опасности) деяния (качественный критерий) — годное и негодное.

Оконченным (завершенным) признается покушение, при котором лицо выполнило все действия (бездействие), необходимые по его замыслу для совершения преступления, но результат (последствия) не наступил по не зависящим от этого лица обстоятельствам. Оконченное покушение может иметь место только в преступлениях с материальным составом, поскольку выполнение всех действий при формальном составе будет означать совершение оконченного преступления. Если же лицо выполнило не все действия, объективно необходимые для совершения преступления, речь должна идти о неоконченном покушении. Следует сказать, что в литературе данный вопрос до сих пор остается дискуссионным.

Неоконченное (незавершенное) покушение характеризуется тем, что лицо не смогло или не успело совершить всех действий (бездействия), которые по его представлению были необходимы для совершения преступления. В ряде случаев при неоконченном покушении ответственность наступает не только за то преступление, которое не доведено до конца (с указанием на ч. 3 ст. 30 УК), но и за фактически совершенное деяние и его последствия, если они предусмотрены в качестве самостоятельного состава (например, по ст. 167 УК за умышленные уничтожение или повреждение имущества при покушении на кражу или грабеж).

Годное (реальное) покушение имеет место, когда оно направлено на реальный (годный) объект и предмет, совершается с настоящими (годными) орудиями и средствами преступления. Оно может быть как оконченным, так и неоконченным, ответственность за него наступает с учетом ч. 3 ст. 29 УК.

Негодное (мнимое) покушение связано с посягательством лица в силу его заблуждения на негодные объект или предмет либо с использованием негодных орудий или средств преступления. Покушение на негодный объект или предмет в зависимости от ситуации имеется в тех случаях, когда лицо заблуждается относительно реальности объекта (предмета) преступления, считая его настоящим, хотя на самом деле не причиняет ему вреда, поскольку в действительности посягает на иной объект или предмет преступления. Такая ситуация возникает, например, при взломе сейфа, в котором вместо ожидаемых преступником денег хранились важные личные документы. Названные действия надлежит квалифицировать по совокупности как покушение на кражу по ч. 3 ст. 30, ч. ч. 1 — 4 ст. 158 УК и как похищение документов по ч. 2 ст. 325 УК, если лицом были взамен денег похищены паспорт или иные важные личные документы гражданина.

Покушение с негодными орудиями или средствами наличествует в тех случаях, когда лицо в силу заблуждения совершает посягательство с применением таких орудий (средств), которые по своим качествам не могут причинить вреда либо причиняют меньший вред объекту (предмету) преступления. Именно так оценивается посягательство на жизнь потерпевшего, при котором виновный вместо настоящего ножа применяет мастерски изготовленный из жести и пластмассы кинжал, принимая его за годное оружие. Подобные действия надлежит квалифицировать как покушение на убийство по ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 105 УК.

Таким образом, во всех видах негодного покушения имеет место заблуждение лица относительно действительных обстоятельств содеянного, т.е. фактическая ошибка. В подобных ситуациях действия виновного, выполненные во исполнение его умысла, направлены на совершение преступного деяния и достижение преступного результата, который не наступает по не зависящим от лица обстоятельствам. В связи с этим негодное покушение следует квалифицировать как покушение на то преступление, которое желал совершить виновный. Если же помимо покушения на данное преступление действия лица содержат все признаки состава иного оконченного преступления, содеянное необходимо квалифицировать дополнительно по правилам идеальной совокупности.

Покушение на убийство — статья и срок

Содержание статьи

    1. Основные положения статьи
    2. Какой срок грозит за покушение на убийство?
    3. Когда покушения быть не может?
    4. Проблемы отграничения от других составов

Покушение на убийство относится к категории незавершенных преступлений. Несмотря на то, что данное действие не является оконченным, за него предусмотрено наказание в соответствии с УК РФ. Какой срок грозит за это преступление, в каком случае действия виновного лица не могут быть расценены как покушение, и в чем заключается трудность при отделении его от других составов, читайте ниже.

Основные положения статьи

Отдельного состава преступления под названием «покушение на убийство» в уголовном законодательстве не существует. Преступление квалифицируется по ст. ст. 105-108 УК РФ, к которым добавляется ст. 30 УК РФ, где содержится определение покушения на преступление. Исходя из смысла данной статьи покушением на убийство признается действие лица, которое направлено на причинение смерти, но не доведено до конца в связи с возникновением обстоятельств, которые от виновного не зависят.

Обратите внимание! Покушением на убийство могут признаваться не только действия, но и бездействие в том случае, если у виновного лица был умысел на совершение убийства.

Иными словами, покушение на убийство — это попытка убить, которая была прервана в связи с вмешательством какой-то внешней силы. Такой силой может быть:

  • защита со стороны прохожих или правоохранительных органов;
  • активное сопротивление потерпевшего;
  • оказанием быстрой медицинской помощи лицу, на которое было совершено покушение;
  • любые иные внешние обстоятельства.

Самые важные признаки покушения на убийство — это:

  • умышленный, т.е. преднамеренный характер;
  • факт того, что убийство было прервано не по воле самого преступника, а в результате внешнего воздействия.

Какой срок грозит за покушение на убийство?

По общему правилу, установленному в ст. 66 УК РФ, срок, назначаемый за неоконченное преступление (покушение), не может быть больше, чем 3/4 максимального размера самого строгого наказания за преступление данного типа.

Если речь идет об убийстве, то самым строгим наказанием за него является смертная казнь. Но, во-первых, в Российской Федерации действует мораторий на данный вид наказания, а во-вторых, в п. 4 ст. 66 УК РФ есть прямое указание на то, что смертная казнь за покушение на преступление не может быть назначена.

То же самое относится и к такому виду наказания, как пожизненное заключение: оно за покушение на убийство не назначается. Таким образом, срок максимального наказания за покушение на убийство может быть не более 15 лет тюремного заключения. Такое наказание применяют за совершение убийства по ч. 2 ст. 105 УК РФ, т.е. при наличии отягчающих обстоятельств, таких как:

  • две и более жертвы;
  • жертва, находящаяся в заведомо беспомощном состоянии;
  • имело место похищение с целью убийства;
  • жертва — беременная женщина;
  • преступление совершено с особой жестокостью (применялись пытки, над жертвой глумились и т.п.);
  • жертва — лицо (или его близкие), исполняющее служебные обязанности или общественный долг;
  • попытка преступления предпринята общеопасным способом (например, при помощи взрыва, поджога, стрельбы в общественном месте и т.п.);
  • мотив убийства — кровная месть;
  • попытка преступления была предпринята группой лиц (по предварительному сговору или без него);
  • попытка преступления предпринята из корыстных или хулиганских побуждений;
  • попытка преступления сопровождалась вымогательством или разбоем;
  • преступник действовал по заданию заказчика (найм киллера);
  • цель преступления — сокрытие другого преступления или смягчение его последствий;
  • имело место сексуальное насилие;
  • мотив преступления — вражда и ненависть по отношению к той или иной социальной группе;
  • цель убийства — использования тканей и органов жертвы.
Читайте также  Статья нанесение телесных повреждений

В случае покушения максимальная ответственность устанавливается в согласно с ч. 1 ст. 105 УК РФ и не может быть более 11 лет и 3 месяцев.

Обратите внимание! В случае, если покушение на убийство совершил несовершеннолетний, то для него ответственность будет меньшей. Максимальное наказание в таком случае — четыре с половиной года для не достигших 16 лет и семь с половиной лет для достигших 16-летия. При этом преступник будет отправлен не в тюрьму, а в колонию для несовершеннолетних.

Если мать покушалась на убийство своего новорожденного ребенка, срок наказания устанавливается исходя из положений ст. 106 УК РФ и не может превышать 3 года и 9 месяцев.

Отдельно стоит рассматривать убийства, которые были совершены в состоянии аффекта. Согласно положениям ст. 107 УК РФ максимальный срок за такое преступление равен трем или пяти годам (если было 2 и более жертвы). Это значит, что при покушении на такое преступление максимальное наказание равно 2 года 3 месяца и 3 года 9 месяцев соответственно.

Срок исковой давности для покушения не снижается. Он равен сроку исковой давности, установленному для убийства, т.е. 15 годам.

Когда покушения быть не может?

В некоторых ситуациях для составов преступления, квалифицируемых по закону как убийство, покушения быть не может, т.е. к таким составам статья 30 УК РФ не применяется. Это:

  • причинение смерти в результате неосторожных действий (ст. 109 УК РФ).

В данной ситуации отсутствует умысел, который является основным квалифицирующим признаком для покушения на убийство;

  • убийство, которое было совершено из-за превышения пределов самообороны.

В подобных случаях отсутствует незаконченность преступления, что также является основным признаком покушения. При квалификации преступления по ст. 108 УК РФ требуется доказать факт того, что самооборона была необходима. Если это действительно так, то действия виновного в преступлении не могут расцениваться как покушение на убийство, поскольку при самообороне замышлять что-то невозможно, главная цель — это отразить нападение и спасти свою жизнь. Если же в ходе разбирательства не будет доказано, что самооборона в данном случае требовалась, то преступление будет квалифицировано либо как обычное убийство (для которого предусмотрено покушение), либо как причинение телесных повреждений;

  • попытка убить сотрудника органов правопорядка.

Данное преступление квалифицируется по ст. 317 УК РФ. Даже если оно не было окончено по независящим от преступника обстоятельствам, ответственность все равно наступит согласно ст. 317 УК РФ.

Проблемы отграничения от других составов

В уголовном праве существует проблема, связанная с отграничением покушения на убийство от других составов преступлений. Так, не всегда просто бывает определить, покушалось ли виновное лицо на жизнь своей жертвы или просто угрожало убийством. Наказание за такое уголовное преступление, как угроза убийством, предусмотрено ст. 119 УК РФ, и оно намного меньше наказания за покушение — два года против одиннадцати лет и трех месяцев.

Трудности возникают в связи с тем, что часто угрозы убийством сопровождаются конкретными действиями, такими как нанесение побоев, удушение и т.п. Для того, чтобы разграничить эти два состава преступления, следует принимать во внимание мельчайшие детали, которые свидетельствуют о наличии или отсутствии у виновника преступления умысла на совершение убийства. Но прокурор будет пытаться доказать тот факт, что умысел присутствовал, а значит, наказание должно быть более строгим.

Аналогичная проблема возникает и при отличии покушения на убийство от нанесения тяжких телесных повреждений. Последнее преступление квалифицируется по ст. 111 УК РФ, за него предусмотрено более легкое наказание — лишение свободы на срок до 8 лет. В таких делах краеугольным камнем является наличие либо отсутствие умысла убить жертву. Если адвокату удастся доказать, что такого умысла не было, то преступление будет квалифицировано по ст. 111 УК РФ, а это означает снижение срока для виновного лица.

Правильная квалификация действий обвиняемого в случае нанесения вреда здоровью потерпевшего является ключевой при разборе дел, в которых фигурирует ст. 30 УК РФ о покушении на убийство. И именно с этим у суда очень часто возникают затруднения. При отсутствии хорошей защиты велик шанс того, что судьи примут сторону прокурора и назначат максимальный срок. Поэтому если вы или кто-то из ваших близких получили статус обвиняемого в покушении на убийство, не медлите, а обращайтесь к нашим опытным адвокатам. В ходе судебного разбирательства по вашему делу они представят все необходимые доказательства, которые помогут суду квалифицировать преступление правильно и в соответствии с нужными статьями УК РФ. Обращайтесь к нам и в том случае, когда было совершено покушение на вашу жизнь, и вы хотите наказать преступника. Мы обязательно вам поможем представить суду доказательства того, что умысел на убийство присутствовал. Звоните или оставляйте свое обращение на нашем сайте.

Ст 30 УК РФ: Покушение на убийство

Содержание статьи

    1. Квалификация ст. 30 УК РФ
    2. Разница между угрозой убийством и покушением
    3. Срок наказания за покушение на убийство, статья 30, 105 УК РФ.

Если человек планировал убийство, но не смог его завершить, он не может остаться безнаказанным. Отдельной статьи за покушение на убийство в УК РФ нет. В данной ситуации к основной ст. 105 УК РФ применяются положения ст. 30 УК РФ. Чем различаются покушение на убийство, угроза его совершения и оконченное преступление?

Квалификация ст. 30 УК РФ

Данная норма предусматривает санкции за покушение на преступление. Это умышленные действия либо бездействие, направленные на то, чтобы человек умер. Но если преступление не удалось довести до конца по независящим от злоумышленника причинам — задержали сотрудники полиции — преступник все равно будет наказан. Если он не лишил человека жизни по личным соображениям — передумал, пожалел, испугался — уголовная ответственность не наступит.

Чобы проступок квалифицироваться как покушение на убийство, причины вынудившие остановиться злоумышленника, не должны зависеть от него.

В п. 2 Постановления Пленума Верховного Суда РФ «О судебной практике по делам об убийстве (ст.105 УК РФ)» от 27 января 1999 г. №1 прописано, что преступление в виде убийства может совершаться с прямым или косвенным умыслом, а покушение имеет исключительно прямой мотив. Субъективная сторона покушения на убийство человека имеет следующие отличительные признаки:

Если хотя бы один из описанных выше признаков отсутствует, прямой умысел считается недоказанным. Нельзя квалифицировать преступление по совокупности ст. 105 и ст. 30 УК РФ. Вместо них суд Может отменить виновному другую статью — например, ст. 109 УК РФ «Причинение смерти по неосторожности».

Субъектом преступления по рассматриваемым статьям УК РФ может выступать вменяемый нарушитель, достигший 14 летнего возраста. Если в силу психического заболевания лицо не осознавало общественно опасный характер своих действий, уголовные санкции не используются.

Объективная сторона преступления неполная: есть факт деяние, но отсутствует общественно опасные последствия в виде гибели человека, причинная связь присутствует.

Разница между угрозой убийством и покушением

Угроза убийца убийство квалифицируется согласно ст. 119 УК РФ. На практике её бывает довольно сложно разграничить с реальным покушением. Между тем наказания за эти преступления существенно разнятся: по ч.1 ст 105 РФ 9 ст.30 УК РФ можно получить до 15 лет тюрьмы, а по ч.1 ст. 119 УК РФ — всего 2 года.

Для удобства представим разграничение данных составов преступлений в таблице.

Отличительный признак Покушение Угроза убийством
Цель злоумышленника Лишить человека жизни. Нарушитель делает всё необходимое для достижения данной цели, но преступление не оканчивается по независящим от него причинам Запугать жертву. Вероятно, злоумышленник вообще не планирует лишать человека жизни а действует так для того, чтобы принудить ее что-то делать / не делать
Наличие у преступника воли / желания Злодеяние прерывается без волеизъявления виновного лица. Например, к жертве на помощь могут подоспеть родственники или друзья, либо у злоумышленника дает сбой орудие преступления, оказывается недостаточной дозировка яда Человек имеет возможность совершить действия для причинения смерти кому-либо, но добровольно отказывается от них
Возможность причинения жертве более тяжкого вреда Вред здоровью наносится любой, но смерть так и не состоялось Не наносится значительный вред здоровью. Максимум, что охватывает указанный состав, — легкий вред
Санкции Предусматривается обязательное лишение свободы Возможны варианты: обязательные работы на срок от 480 часов; ограничение свободы до 2 лет; принудительные работы на срок до 2 лет; арест на срок до 6 месяцев; лишение свободы на срок до 2 лет.

Срок наказания за покушение на убийство, статья 30, 105 УК РФ.

Как говорилось выше, отдельной статьи за покушение на убийство не существует. В приговоре осужденного будет значится ст. 105 УК РФ “Убийство” плюс ст. 30 УК РФ «Приготовление к преступлению и покушение на преступление». Ввиду того, что гибель человека не наступило, санкции для преступников будут мягче.

Для начала рассмотрим санкции предусмотрены за преступление согласно ст. 105 УК РФ:

  • Часть 1 устанавливает наказание за “простое” убийство, совершенное без квалифицирующих признаков. Злоумышленнику грозит от 6 до 15 лет тюремного заключения. Возможно дополнительное ограничение свободы длительностью до 24 месяцев.
  • Часть определяет санкции за лишение человека жизни, совершённое с отсекающими обстоятельствами. Это убийство двух и более лиц, совершенное по религиозным или расовым мотивам, умышленное причинение смерти беременной женщине, убийство с особой жестокостью и т.д. Ввиду особой опасности преступления, наказание за него строже: от 8 до 20 лет тюрьмы с ограничением свободы на срок от 1 года до 2 лет. Также предусмотрено пожизненное заключение или смертная казнь. Но на последний тип санкций сегодня наложен мораторий.

Ч. 2 п. 5 Постановления Пленума Верховного Суда РФ №1 указывает, что убийство 1 человека и одновременное покушение на жизнь второго не является оконченным преступлением и не может квалифицироваться ч. 2 ст. 105 УК. Пленум рекомендует судить преступника по ч.1/ч. 2 ст.105 и по ч.3 ст.30 и п. «а» ч.2 ст.105 УК РФ.

Чтобы понимать, сколько лет могут дать за покушение на убийство, необходимо обратиться к ст. 66 УК РФ. Там прописано, что при назначении наказания суд должен учитывать обстоятельства, по которым преступнику не удалось завершить свой замысел. Срок наказания за покушение может быть выше ¾ максимального периода самого строгого наказания за оконченное преступление. Пожизненное заключение и смертная казнь в данном случае вообще не актуальны.

Таким образом, можно рассчитать примерный срок наказания за покушение на убийство:

  • Если содеянное квалифицировано по ч. 1 ст. 105 УК РФ + ст. 30 УК РФ, злоумышленник получит максимум 11,25 года тюрьмы. Это ¾ от максимальных 15 лет. Ограничение свободы — до 1,5 года. По своему усмотрению, суд может снизить максимальный порог. А превысить — нет.
  • Если преступление рассматривается в суде по ч. 2 ст УК РФ + ст.30 УК РФ, нарушитель получит не больше 15 лет тюрьмы с ограничением свободы на срок до 2 х лет.
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: