Ук 119 ст комментарии - STROYALT.RU

Ук 119 ст комментарии

Статья 119. Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью

СТ 119 УК РФ.

1. Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью, если имелись основания опасаться осуществления этой угрозы, —

наказывается обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо ограничением свободы на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до двух лет, либо арестом на срок до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до двух лет.

2. То же деяние, совершенное по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы, а равно в отношении лица или его близких в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности или выполнением общественного долга, —

наказывается принудительными работами на срок до пяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового либо лишением свободы на срок до пяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового.

Комментарий к Ст. 119 Уголовного кодекса

1. Объективная сторона преступления состоит в действиях, представляющих собой психическое насилие и выражающихся в высказывании намерения убить другое лицо или причинить ему тяжкий вред здоровью.

2. Согласно статье 119 УК РФ угроза может быть выражена устно, письменно, жестами, в средствах массовой информации, высказана непосредственно или передана через третьих лиц. В некоторых случаях угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью является способом совершения другого более тяжкого преступления и квалифицируется по соответствующей статье УК (например, ст. 120, 131, 132, 296 УК и т.д.).

3. При угрозе отсутствует умысел на причинение смерти или тяжкого вреда здоровью, но имеются основания опасаться реализации этой угрозы. Обязательным условием наступления уголовной ответственности за угрозу убийством или причинения тяжкого вреда здоровью является реальность высказанной угрозы. Это означает, что потерпевший должен воспринимать угрозу как реальную, т.е. как намерение виновного через какое-то время реализовать ее.

4. Преступление считается оконченным с момента высказывания или совершения действий (жестов), воспринимаемых другим лицом как опасных для жизни или здоровья.

Второй комментарий к Ст. 119 УК РФ

1. Объективная сторона этого преступления включает действие (угрозу), заключающееся в психическом воздействии на потерпевшего с целью его запугивания. Способы запугивания могут быть различными, иметь устную или письменную форму или выражаться в конклюдентных действиях (жестах).

Угроза должна восприниматься как реальная опасность. Адекватности восприятия угрозы служит:

а) ее персонифицированность;

б) ее информативность.

Угроза должна быть обращена к конкретному лицу, нарушать его личную безопасность. Поэтому не может рассматриваться как угроза, наказуемая по ст. 119 УК, заявление: «Всех перестреляю, всем кровь пущу…». Угроза является персонифицированной и тогда, когда она создает опасность для жизни и здоровья не только потерпевшего, но и близких ему лиц.

2. Содержание угрозы должно быть ярко выражено — убийство или причинение тяжкого вреда здоровью. Адекватности восприятия угрозы как реальной опасности служит сообщение информации о том, как, при каких обстоятельствах угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью будет реализована. Преступление окончено в момент объективирования угрозы.

3. Субъективная сторона этого преступления характеризуется прямым умыслом.

4. Субъект — лицо, достигшее возраста 16 лет.

5. Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью часто является средством совершения другого преступления (разбоя, изнасилования, вымогательства и др.). Являясь, признаком единичного сложного преступления, угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью не требует дополнительной квалификации, так как охватывается составом того преступления, средством совершения которого она является.

При сопряженности угрозы с другим преступлением отдельная ее квалификация необходима, когда она является самостоятельной по замыслу и исполнению. Например, в случаях угрозы убийством или причинением тяжкого вреда здоровью, адресованной потерпевшему после совершения преступления с целью скрыть следы преступления, избежать ответственности за него.

6. Квалифицирующими признаками этого преступления являются экстремистский мотив и совершение преступления в отношении лица или его близких в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности или выполнением общественного долга. Содержание этих признаков раскрывается в комментариях к части 2 статьи 105 УК.

Статья 119. Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью

1. Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью, если имелись основания опасаться осуществления этой угрозы, —

наказывается обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо ограничением свободы на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до двух лет, либо арестом на срок до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до двух лет.

2. То же деяние, совершенное по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы, а равно в отношении лица или его близких в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности или выполнением общественного долга, —

наказывается принудительными работами на срок до пяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового либо лишением свободы на срок до пяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового.

Комментарий к Ст. 119 УК РФ

1. Угрозу убийством или причинением тяжкого вреда здоровью нельзя рассматривать как установление ответственности за преступления против жизни и здоровья со стадии обнаружения умысла. Речь идет о самостоятельном составе преступления, со своими объективными и субъективными признаками.

2. Опасность данного преступления состоит в создании для потерпевшего тревожной обстановки, страха за свою или своих близких жизнь и здоровье. Умышленное создание путем угрозы психотравмирующей ситуации, нарушающей душевное равновесие (психическое благополучие) человека, само по себе является посягательством на здоровье, независимо от намерения виновного приводить или нет в исполнение данную угрозу. Поэтому именно здоровье является объектом данного преступления.

3. Угроза может быть выражена в любой форме: устно, письменно, жестами, демонстрацией оружия и т.д. Важно, чтобы угроза была воспринята потерпевшим. Именно с этого момента преступление следует считать оконченным, если имелся разрыв во времени между высказыванием угрозы и ее восприятием. Например, в случае отправки письма угрожающего содержания по почте, передачи угрозы через третьих лиц либо с использованием электронных средств. Возможно покушение на это преступление, если угроза не достигла сознания потерпевшего по причинам, не зависящим от виновного.

С объективной стороны содержание угрозы по комментируемой статье 119 УК РФ составляет высказывание намерения лишить жизни или причинить тяжкий вред здоровью. Угроза уничтожением имущества либо причинением какого-нибудь иного вреда, а также неопределенная угроза не образуют состава данного преступления.

Ответственность за угрозу наступает, если имелись основания опасаться осуществления этой угрозы. При оценке реальности осуществления угрозы необходимо учитывать все обстоятельства конкретного дела: обстановку преступления, взаимоотношения виновного и потерпевшего и др.

Словесная угроза («убью», «зарежу») не всегда может быть воспринята как реальная. Недостаточно и субъективного мнения потерпевшего, что он считал угрозу реальной, опасался ее осуществления. Необходимо установить, в силу каких обстоятельств имелись основания опасаться осуществления этой угрозы.

Наиболее серьезным основанием следует считать высказывание этой угрозы в процессе совершения насильственных действий в отношении потерпевшего.

4. Преступление считается оконченным с момента высказывания угрозы или выражения угрозы в иной форме. Если же виновный не только высказывает угрозу, но и совершает действия, направленные на ее осуществление, его действия должны быть квалифицированы как приготовление к убийству или умышленному причинению тяжкого вреда здоровью или как покушение на совершение этих преступлений.

5. С субъективной стороны данное преступление предполагает прямой умысел. Виновный сознает, что высказывает угрозу и желает, чтобы эта угроза была воспринята потерпевшим как реальная. При этом не имеет значения, намеревался ли в действительности виновный осуществить свою угрозу и была ли угроза сопряжена с каким-либо требованием к потерпевшему.

6. В ч. 2 комментируемой статьи предусмотрен единственный квалифицирующий признак, идентичный п. «е» ч. 2 ст. 111 УК.

7. Психическое насилие в виде угрозы убийством или причинением вреда здоровью может служить способом совершения другого преступления, например, разбоя, вымогательства, изнасилования, насильственных действий сексуального характера, угона автомобиля . В этих случаях содеянное квалифицируется по соответствующей статье УК, а комментируемая статья 119 не применяется . Специальными нормами предусмотрена повышенная ответственность за угрозу в отношении определенной категории лиц, когда происходит посягательство не только на личность потерпевшего, но и на другой объект: правосудие, порядок управления, установленный порядок прохождения военной службы. В таких случаях ответственность наступает по ст. ст. 296, 309, 313, 318, 321, 333 УК, а комментируемая статья также не подлежит применению.
———————————
БВС РФ. 2008. N 5. С. 18 — 19.

БВС РФ. 2004. N 2. С. 23 — 24.

Другой комментарий по статье 119 УК России

1. Общественная опасность данного преступления состоит в том, что при применении современных достижений биологии и медицины в области трансплантации органов или тканей человека допускаются злоупотребления, в процессе чего нарушается установленный законом порядок изъятия органов или тканей человека для трансплантации, и в результате этого нарушаются индивидуальная целостность конкретного человека, его права и законные интересы, ставится в опасность жизнь или здоровье, а также нарушаются права и законные интересы родственников, близких потерпевшему лиц.

2. Согласно ч. 2 ст. 21 Конституции никто не может быть без добровольного согласия подвергнут медицинским, научным и иным опытам. Изъятие органов и тканей человека регулируется Законом РФ от 22.12.1992 N 4180-1 «О трансплантации органов и (или) тканей человека». Донорство крови регулируется Федеральным законом от 20.07.2012 N 125-ФЗ «О донорстве крови и ее компонентов».

Под трансплантацией как методом медицинского лечения понимается процесс подготовки, удаления органов или тканей у одного человека (донора), их хранения и пересадки (имплантации) другому человеку (реципиенту). Как часть организма человека, орган представляет комплекс тканей, объединенный общей функцией, структурной организацией и развитием, а ткань — систему клеток и неклеточных структур. Трансплантация допускается лишь тогда, когда медицинские средства не могут сохранить жизнь или восстановить здоровье потерпевшего. Перечень органов и тканей человека, подлежащих трансплантации, определяется Минздравом России и РАН. В настоящее время действует Приказ Минздрава России N 306н, РАН N 3 от 04.06.2015 «Об утверждении перечня объектов трансплантации». Перечень указан в приложении к Приказу, в котором всего 24 пункта. Этот Перечень определяет предмет данного преступления (сердце, легкие, почки, печень, костный мозг и др.). Трансплантация допускается исключительно с согласия донора, т.е. живого человека, свободно и сознательно, добровольно отдающего свои органы или ткань для пересадки другому живому человеку. Такое согласие должно быть оформлено в письменном виде, и при этом должно быть заключение консилиума врачей-специалистов о том, что донору не будет причинен значительный вред. Изъятие органов и (или) тканей у несовершеннолетнего донора не допускается, за исключением пересадки костного мозга. Функции забора, заготовки и трансплантации органов и (или) тканей человека возложены на учреждения здравоохранения. Приказом Минздрава России N 307н, РАН N 4 от 04.06.2015 утвержден Перечень учреждений здравоохранения, осуществляющих забор, заготовку и трансплантацию органов и (или) тканей человека. В частности, в Перечне перечислены наименования 33 федеральных учреждений здравоохранения и 40 учреждений здравоохранения субъектов РФ, которым предоставлено право осуществлять забор и заготовку органов и (или) тканей человека, а также наименования 36 федеральных учреждений здравоохранения, 33 учреждений здравоохранения субъектов РФ, одного муниципального учреждения здравоохранения, которым предоставлено право осуществлять трансплантацию органов и (или) тканей человека.

Читайте также  Если человек угрожает какая статья

3. Непосредственный объект преступления — жизнь и здоровье конкретного живого человека, которого принуждают к даче согласия на изъятие у него органов или тканей для последующей трансплантации. Склонение родственников умершего на изъятие у трупа органов или тканей состава данного преступления не образует.

4. Объективная сторона преступления по ст. 119 УК РФ выражается в принуждении потерпевшего к изъятию у него органов или тканей для трансплантации, совершенное путем насилия или угрозы его применения.

5. Под принуждением следует понимать воздействие на потерпевшего для получения его согласия на изъятие у него органов или тканей для последующей трансплантации. Способы принуждения указаны в ч. 1 коммент. статьи.

Под применением насилия понимается физическое воздействие на потерпевшего, напр., избиение, истязание, нанесение побоев, причинение легкого или средней тяжести вреда здоровью, связывание, ограничение свободы и др.

Под угрозой применения насилия понимается высказывание намерения применить физическое воздействие на потерпевшего с целью получить его согласие на передачу своих органов или тканей для трансплантации. Другие угрозы, напр. повредить или уничтожить имущество потерпевшего или его родственников, разгласить позорящие сведения или иные сведения, которые могут причинить существенный вред, для состава преступления значения не имеют.

Если согласие потерпевшего на изъятие у него органов или тканей достигнуто иным способом, напр., подкупом, уговором, то действия лица, добившегося согласия, не образуют состава данного преступления.

6. Состав преступления в статье 119 формальный. Преступление следует считать оконченным с момента начала указанного в законе принуждения, независимо от того, добился ли виновный путем насилия или угроз его применения согласия потерпевшего на изъятие у него органов или тканей и изымались ли они. Если фактически органы или ткани изымались, то действия виновного подлежат квалификации в зависимости от наступивших последствий по совокупности преступлений. Например, причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшего, если под принуждением было получено согласие на изъятие органа или тканей, подлежит квалификации по ст. 120 и п. «ж» ч. 2 ст. 111 УК.

7. Субъективная сторона данного преступления характеризуется прямым умыслом и специальной целью — добиться согласия потерпевшего на операцию по изъятию у него органов или тканей для трансплантации.

8. Субъект преступления по ст. 119 УК РФ — физическое вменяемое лицо, достигшее 16-летнего возраста.

9. В ч. 2 коммент. статьи предусмотрен квалифицированный состав данного преступления — в отношении лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии либо в материальной или иной зависимости от виновного.

О беспомощном состоянии см. коммент. к п. «в» ч. 2 ст. 105.

Материальная зависимость потерпевшего предполагает его нахождение на полном или частичном иждивении виновного лица, а иная зависимость потерпевшего от виновного лица может быть основана на родственных, брачных, семейных отношениях, на законе, договоре, напр., зависимость детей от родителей, опекаемых от опекунов, служащего от начальника, должника от кредитора и т.п. (см. об этом также коммент. к п. «г» ч. 2 ст. 117).

Статья 119. Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью

1. Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью, если имелись основания опасаться осуществления этой угрозы , —
наказывается обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо ограничением свободы на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до двух лет, либо арестом на срок до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до двух лет.

2. То же деяние, совершенное по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы, —
наказывается принудительными работами на срок до пяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового либо лишением свободы на срок до пяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового.

Комментарий к статье 119 УК РФ

1. Объективная сторона преступления состоит в действиях, представляющих собой психическое насилие и выражающихся в высказывании намерения убить другое лицо или причинить тяжкий вред его здоровью. Угроза может быть выражена устно, письменно, жестами, высказана непосредственно или передана через третьих лиц. В некоторых случаях указанная угроза является способом совершения другого, более тяжкого преступления и квалифицируется по соответствующей статье УК (например, ст. ст. 120, 131, 132, 296).

При угрозе отсутствует умысел на причинение смерти или тяжкого вреда здоровью, но имеются основания опасаться реализации этой угрозы.

2. Обязательным условием наступления уголовной ответственности за угрозу убийством или причинением тяжкого вреда здоровью является ее реальность. Это означает, что потерпевший должен воспринимать угрозу как намерение виновного через какое-то время реализовать ее.

3. Субъективная сторона преступления характеризуется прямым умыслом.

Другой комментарий к статье 119 Уголовного Кодекса РФ

1. Данный состав преступления обладает особой спецификой, которая заключается в том, что его можно назвать усеченным, или составом создания опасности.

2. Объективная сторона характеризуется деянием в форме угрозы, т.е. высказывания в устной или письменной форме, в телефонном разговоре, по почте или через другие средства массовой информации. Угроза должна быть адресована потерпевшему, но может быть передана ему через третьих лиц. Одно из главных условий — угроза должна быть доведена до потерпевшего. Но не все угрозы могут быть признаны деянием с точки зрения данного состава. Очень важно, чтобы угроза была реальной и действительной, а не мнимой. Реальность как раз и означает, что имелись все основания опасаться ее осуществления. О реальности угрозы могут свидетельствовать демонстрация оружия перед потерпевшим, жесты устрашающего воздействия и т.п., хотя следует сказать о том, что реальность — понятие оценочное.

Определяющее значение имеет субъективное восприятие реальности угрозы потерпевшим, но и умысел виновного должен охватывать то, что он реально угрожает убийством или причинением тяжкого вреда здоровью и может привести угрозу в исполнение немедленно. При этом умысел виновного может быть только прямым. Мотив и цель не влияют на квалификацию, но могут быть учтены при назначении наказания. В ряде случаев угроза является способом совершения других преступлений и рассматривается в качестве специальной нормы по отношению к ст. 119.

3. Субъект преступления — физическое лицо, вменяемое, достигшее возраста 16 лет.

4. Квалифицирующий признак отражает новеллу законодательства по противодействию экстремизму (см. комментарий к ст. 63 УК).

Комментарии и консультации юристов по ст 119 УК РФ

Если у вас возникли вопросы по статье 119 УК РФ, вы можете получить консультацию юристов нашего сервиса.

Задать вопрос можно через форму связи или по телефону. Первичные консультации бесплатны и проводятся с 9:00 до 21:00 ежедневно по Московскому времени. Вопросы, полученные с 21:00 до 9:00, будут обработаны на следующий день.

Статья 119. Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью

1. Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью, если имелись основания опасаться осуществления этой угрозы, —

наказывается обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо ограничением свободы на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до двух лет, либо арестом на срок до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до двух лет.

2. То же деяние, совершенное по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы, а равно в отношении лица или его близких в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности или выполнением общественного долга, —

наказывается принудительными работами на срок до пяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового либо лишением свободы на срок до пяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового.

Комментарий к ст. 119 УК РФ

Объект угрозы убийством или причинением тяжкого вреда здоровью составляют общественные отношения, складывающиеся по поводу реализации естественного права каждого человека на жизнь и здоровье и обеспечивающие безопасность этих социальных благ. При угрозе убийством создается угроза причинения вреда отношениям, обеспечивающим безопасность жизни и реальный вред здоровью потерпевшего; при угрозе причинением тяжкого вреда здоровью последнее, с одной стороны, оказывается поставленным под угрозу, а с другой — претерпевает реальные вредные последствия. Потерпевшим может выступать любое лицо независимо от его возраста, состояния здоровья, способности осознавать смысл и значение угрозы и иных обстоятельств.

Объективная сторона выражается в форме активных информационных действий — угрозы убийством или причинением тяжкого вреда здоровью. Состав преступления является формальным; последствия угрозы находятся за его рамками и не влияют на квалификацию. Преступление считается оконченным с момента высказывания или демонстрации угрозы независимо от того, когда она была воспринята потерпевшим.

Угроза представляет собой обнаруженное вовне и рассчитанное на запугивание потерпевшего информационное воздействие на его психику, выражающее субъективную решимость, намерение виновного причинить смерть или тяжкий вред здоровью. Способы осуществления угрозы могут быть различными: словесно, письменно, жестами, с помощью действий и т.д.; угроза может выражаться, в частности, в демонстрации оружия (п. 23 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 г. N 29 «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое»). Общим является передача определенной информации об общественно опасном намерении субъекта.

Обязательным признаком угрозы убийством или причинением тяжкого вреда здоровью является ее реальность. Для признания угрозы реальной необходимо установить, что виновный совершил такие действия, которые давали потерпевшему основание опасаться ее осуществления, и что поведение виновного, его взаимоотношения с потерпевшим объективно свидетельствовали о реальности угрозы. Реальность угрозы устанавливается в каждом конкретном случае с учетом всех фактических обстоятельств дела. Следует учитывать как объективный критерий реальности (способ выражения, интенсивность угрозы, характер взаимоотношений виновного и потерпевшего, объективная ситуация угрозы, особенности личности виновного и т.д.), так и субъективное восприятие ее потерпевшим как реальной.

По содержанию угроза состоит в выражении намерения лишить жизни или причинить тяжкий вред здоровью. Ответственность за угрозы иного содержания (например, угрозы уничтожением имущества) в ст. 119 УК РФ не предусмотрена; такие угрозы влекут ответственность только в случае, если выступают способом совершения иного преступления (например, предусмотренного ст. 163 УК РФ). В тех случаях, когда виновный высказывает угрозы применения насилия, носившие неопределенный характер, вопрос о признании в действиях лица преступления, предусмотренного ст. 119 УК РФ, необходимо решать с учетом всех обстоятельств дела: места и времени совершения преступления, характера предметов, которыми он угрожал потерпевшему, субъективного восприятия угрозы, совершения каких-либо конкретных демонстративных действий и т.п. .

По аналогии с п. 23 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 г. N 29 «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое».

Угроза может быть высказана как непосредственно самому потерпевшему, так и через третьих лиц. Важно, чтобы она была адресована конкретному человеку. Угрозы убийством или причинением тяжкого вреда здоровью в отношении неопределенного круга лиц не охватываются ст. 119 УК РФ, но при определенных обстоятельствах могут образовывать состав иного преступления (например, предусмотренного ст. 282 УК РФ).

Читайте также  Сколько действительна медкомиссия водительская

Угроза может быть разовой или многократной. Неоднократные или систематические угрозы убийством или причинением тяжкого вреда здоровью, адресованные одному человеку и осуществляемые с единым умыслом, не образуют совокупности преступлений и квалифицируются как единое продолжаемое преступление. Если угроза адресована двум или более лицам, содеянное квалифицируется как одно преступление при условии, что такая угроза выражает единое намерение субъекта преступления; в противном случае содеянное оценивается с учетом правил квалификации реальной совокупности преступлений.

Субъективная сторона рассматриваемого преступления характеризуется виной в форме умысла. Лицо, обладая свободой воли, угрожая убийством или причинением тяжкого вреда здоровью, осознает общественно опасный характер своего деяния. Мотив угрозы (за исключением указанного в ч. 2 ст. 119 УК РФ) не имеет значения для квалификации.

Для правильной уголовно-правовой оценки важно установить цель угрозы, поскольку некоторые из них, изменяя содержание вины, могут указывать на наличие иного состава преступления (например, угроза убийством в целях сломить сопротивление жертвы изнасилования). Квалификации по ст. 119 УК РФ подлежит угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью, которая не является элементом объективной стороны иного, более тяжкого преступления (например, изнасилования, разбоя и др.).

Субъект угрозы общий — физическое вменяемое лицо, достигшее шестнадцатилетнего возраста; лица в возрасте четырнадцати — пятнадцати лет ответственности за данное преступление не несут .

Определение Судебной коллегии Верховного Суда РФ по делу Бочанова // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2000. N 5.

Квалифицирующий признак угрозы убийством или причинением тяжкого вреда здоровью (ч. 2 ст. 119 УК РФ) идентичен в своем содержании аналогичному признаку убийства.

Если виновный, не ограничиваясь угрозой, совершает иные действия, направленные на создание условий для совершения убийства или причинения тяжкого вреда здоровью либо непосредственно направленные на совершение этих действий, ответственность наступает за приготовление или покушение на преступления, предусмотренные соответствующей частью ст. 105 или ст. 111 УК РФ.

Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью может выступать элементом объективной стороны иного насильственного преступления (например, неправомерного завладения автомобилем без цели хищения с угрозой применения насилия). В этом случае она не требует самостоятельной дополнительной квалификации.

Статья 119 УК РФ содержит общую норму об ответственности за угрозу убийством или причинением тяжкого вреда здоровью. Наряду с ней закон предусмотрел и специальные составы угрозы (например, в ст. ст. 296, 318 УК РФ). Возникающая конкуренция разрешается в соответствии с правилами ч. 3 ст. 17 УК РФ.

Судебная практика по статье 119 УК РФ

постановлением старшего следователя прокуратуры ЗАТО г. Зеленогорска Красноярского края от 18 января 2002 года в отношении Федорова, обвинявшегося в совершении преступлений, предусмотренных п. п. «б», «в» ч. 3 ст. 163, ст. 119 УК РФ, была избрана мера пресечения в виде подписки о невыезде.

Постановлением Сретенского районного суда Забайкальского края от 8 ноября 2012 г. уголовное дело по обвинению Тонких по ч. 1 ст. 111, ч. 1 ст. 119, ч. 1 ст. 119 УК РФ возвращено прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом. Мера пресечения в отношении Тонких в виде заключения под стражу оставлена без изменения.

— 14 июля 2014 г. по ч. 1 ст. 119 УК РФ к 10 месяцам лишения свободы условно с испытательным сроком 10 месяцев,
осужден по ч. 1 ст. 318 УК РФ к 2 годам лишения свободы, по ч. 2 ст. 167 УК РФ к 2 годам лишения свободы, по ч. 1 ст. 119 УК РФ к 1 году лишения свободы; по совокупности указанных преступлений путем частичного сложения наказаний на основании ч. 2 ст. 69 УК РФ — к 2 годам 6 месяцам лишения свободы.

КЛИМЕНТОВ Владимир Филиппович, . 30 октября 2009 года судимый Кореновским районным судом Краснодарского края, с учетом внесенных изменений, по ч. 1 ст. 105 и ч. 1 ст. 119 УК РФ с применением ч. 3 ст. 69 УК РФ к 8 годам 3 месяцам лишения свободы, наказание отбыто полностью (12 июля 2017 года),

— 29.10.1999 г. по п. п. «а», «г», «д» ч. 2 ст. 117, ст. 119, п. «б» ч. 2 ст. 213, ч. 5 ст. 69 УК РФ к 19 годам лишения свободы;
— 29.11.1999 г. по ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 313, ст. 70 УК РФ к 19 годам 3 месяцам лишения свободы (с учетом изменений, внесенных постановлениями от 04.03.2005 и от 04.06.2010 гг.) — к 17 годам лишения свободы, освобожден по отбытии наказания 28.07.2016, —

осужден: по ч. 1 ст. 119 УК РФ к 6 месяцам лишения свободы, по п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы, по ч. 2 ст. 167 УК РФ к 2 годам лишения свободы, по ч. 2 ст. 162 УК РФ к 5 годам лишения свободы, по п. п. «д», «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ к 16 годам лишения свободы с ограничением свободы на 2 года, с установлением указанных в приговоре ограничений, предусмотренных ст. 53 УК РФ, — не выезжать за пределы территории муниципального образования Сергиевского района Самарской области, не изменять место жительства или пребывания без согласия уголовно-исполнительной инспекции, осуществляющей надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, являться туда дважды в месяц для регистрации.

осужден по ч. 1 ст. 119 УК РФ к 1 году лишения свободы, по п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ к 16 годам лишения свободы с ограничением свободы на 2 года, по п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ к 9 годам лишения свободы.

Осужденный Бобко А.М. не согласен с приговором в части осуждения его за покушение на убийство, указывает, что суд не огласил показания потерпевшего А. данные им на следствии. Отрицает наличие у него умысла и сговора на совершение преступления. Отягчающее обстоятельство не подтверждено документально, экспертиза по этому поводу не проводилась. Поддерживает апелляционную жалобу своего защитника, просит переквалифицировать его действия на ст. 119 УК РФ и снизить срок наказания.

— 17 ноября 2016 года по части 1 статьи 222, части 1 статьи 119 УК РФ с применением статей 69, 73 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы условно с испытательным сроком 1 год 6 месяцев;
— 20 февраля 2017 года по части 2 статьи 228 УК РФ к 4 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 4 года,

— 8 июля 2014 г. по ч. 1 ст. 119 УК РФ с частичным сложением на основании ч. 5 ст. 69 УК РФ с наказанием по предыдущему приговору к 1 году 3 месяцам лишения свободы, освобожденный 6 октября 2015 г. по отбытию наказания;

Постановлением участкового уполномоченного полиции отдела полиции N . (по обслуживанию Октябрьского округа г. Архангельска) УМВД России по г. Архангельску Г. от 29 мая 2014 г. отказано в возбуждении уголовного дела по сообщению о совершении преступления, предусмотренного ст. ст. 119 и 163 УК РФ, по основаниям п. 1 части 1 ст. 24 УПК РФ за отсутствием события преступления (т. 3 л.д. 68).

КС: Привлечь к уголовной ответственности за угрозу убийством можно и без показаний жертвы

19 января Конституционный Суд, отказавшись рассматривать жалобу мужчины, дочь которого пострадала от своего мужа, подтвердил, что привлечь к уголовной ответственности за угрозу убийством можно и без показаний жертвы (Определение №2-О).

За убийство осудили, а за угрозу убийством – нет

В 2019 г. Верховный Суд Чувашской Республики признал Александра Ануфриева виновным в убийстве своей супруги Анны Овчинниковой, при этом тогда же мужчина был оправдан по обвинению в угрозе убийством. По мнению суда, из объяснений потерпевшей, которые она давала сотрудникам полиции, не следовало, что словесные угрозы были реальными и что у нее были основания опасаться их осуществления. ВС ЧР также отметил, что при опросе Анну Овчинникову не предупредили об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний: «Это не позволяет суду дать им правовую оценку при рассмотрении данного уголовного дела, а данные, содержащиеся в материалах проверки, положить в основу обвинения».

Не сумев добиться осуждения Ануфриева за угрозу убийством и в вышестоящих инстанциях, отец погибшей, Николай Овчинников, обратился в КС РФ. Мужчина утверждал, что из-за правоприменительной практики для установления состава преступления, предусмотренного ст. 119 УК, во всех случаях требуются показания потерпевшего или очевидцев. Если же показания потерпевшего невозможно получить по объективным причинам (в том числе из-за того, что он уже мертв), оспариваемая норма не позволяет оценить реальность и непосредственность угрозы. Из-за этого невозможно учесть специфику семейного насилия и привлечь к уголовной ответственности за угрозу убийством того, кто позднее действительно убил потерпевшего, пояснил заявитель.

Позиция Конституционного Суда

КС не стал рассматривать жалобу Николая Овчинникова, поскольку решил, что ч. 1 ст. 119 УК «содержит достаточные правовые гарантии уголовного преследования лица, угрожавшего убийством или причинением тяжкого вреда здоровью», и поэтому сама по себе конституционные права заявителя не нарушает.

В то же время Суд отметил, что органы госвласти «при наличии обоснованных жалоб» обязаны предоставить потерпевшим «эффективную защиту от угроз как формы психологического насилия, при котором потерпевший может испытывать страх». Часть 1 ст. 119 УК позволяет учитывать объективную опасность таких угроз и обеспечивает «превентивную защиту конституционно охраняемых ценностей», уверен он.

«Необходимость же в каждом конкретном случае уголовного преследования доказать не только наличие самой угрозы, но и то, что она намеренно высказана с целью устрашить потерпевшего и в форме, дающей основания опасаться ее воплощения, предполагает оценку фактических обстоятельств дела, выяснение, были ли у потерпевшего веские причины опасаться убийства или тяжкого вреда здоровью. Для оценки характера восприятия угрозы потерпевшим могут иметь значение личность виновного, его поведение, сложившиеся между ним и жертвой взаимоотношения, иные обстоятельства», – пояснил КС.

По его мнению, из ст. 119 УК, а также из постановлений Пленума ВС по делам о вымогательстве и о преступлениях против половой неприкосновенности и половой свободы следует, что при отсутствии показаний потерпевшего (например, из-за его гибели) угроза убийством может быть подтверждена «достаточной совокупностью других достоверных доказательств». В качестве примеров КС приводит показания очевидцев, медработников и сотрудников органов госвласти, куда жертва обращалась за помощью и защитой, а также записи камер видеонаблюдения. «Опираясь на эти доказательства, суд может оценить реальность и непосредственность высказанной угрозы. Сам же факт причинения смерти или вреда здоровью, следующий за высказанной угрозой убийством или причинением тяжкого вреда здоровью, тем более может свидетельствовать как о намеренном устрашении потерпевшего, так и о реальности угрозы, не только дававшей основания опасаться ее воплощения, но и приведенной в исполнение», – пояснил Конституционный Суд.

Что касается неправомерного отказа в возбуждении уголовного дела по ст. 119 УК, то непринятие мер по уголовному преследованию виновного является нарушением обязанностей по защите достоинства личности от угроз как формы психологического насилия и по предотвращению преступлений, сопряженных с такими угрозами, подчеркнул КС. Он напомнил, что в ряде случаев такие действия должностных лиц могут квалифицироваться как халатность (ч. 2 ст. 293 УК) и даже как преступление против интересов правосудия. Возместить вред, причиненный незаконными действиями или бездействиями госорганов, органов местного самоуправления и должностных лиц, можно в гражданско-правовом порядке, добавил Суд.

Читайте также  Единовременное пособие сколько сейчас

«Таким образом, используемые в оспариваемой норме уголовного закона понятия “угроза” и “основания опасаться осуществления этой угрозы” неопределенности не содержат и направлены на обеспечение – в каждом конкретном случае – оценки деяния как представляющего общественную опасность, достаточную для признания его преступным», – заключил КС.

Отметим, что Суд определенным образом выделил этот акт среди множества «отказных» определений – опубликовал пресс-релиз о нем. Пресс-служба КС подчеркнула, что правовые позиции КС по интерпретации ст. 119 УК «следует учитывать в правоприменительной практике».

Эксперты «АГ» прокомментировали определение

«Отказное определение Конституционного Суда устанавливает, что сам факт причинения смерти, следующий за высказанной угрозой убийством, может свидетельствовать как о намеренном устрашении потерпевшего, так и о реальности угрозы, не только дававшей основания опасаться ее воплощения, но и приведенной в исполнение вне зависимости от показаний самого потерпевшего, данных ранее», – пояснила руководитель семейной практики КА г. Москвы № 5 Татьяна Сустина.

По ее мнению, тем самым КС обращает внимание правоприменителей на необходимость учитывать специфику дел, связанных с домашним насилием. «Это на самом деле достаточно серьезный шаг вперед, который демонстрирует как минимум готовность воспринимать домашнее насилие как самостоятельную категорию дел, – считает эксперт. – Хочется надеяться, что данное определение повысит эффективность следствия по таким делам, а правоприменители не станут ограничиваться одними лишь показаниями потерпевших и все-таки будут выносить решения по совокупности обстоятельств, в том числе с учетом степени влияния виновного на потерпевшего». Определение КС, достаточно мотивированное и понятное, раскрывает не проблему конституционности нормы, а сложности ее правоприменения, подчеркнула Татьяна Сустина.

Член экспертного совета Института права и публичной политики, доцент кафедры конституционного права РГУП, к.ю.н. Ольга Кряжкова в свою очередь отметила: «О том, что это решение непростое, можно судить по тому, что КС опубликовал о нем развернутый пресс-релиз. Обычно пресс-релизы касаются самых юридически сильных актов – постановлений. В данном же случае КС принял отказное определение (правда, после предварительного изучения судьей, а этот процедурный шаг в последнее время используется не очень часто). Количество отказных определений исчисляется тысячами, и до сих пор ни одно из них не удостаивалось отдельного упоминания на сайте Суда».

Отметим, что КС не стал распоряжаться об опубликовании определения в «Российской газете», «Собрании законодательства Российской Федерации» и на Официальном интернет-портале правовой информации, как это делается в отношении особо значимых определений.

Юрист рассказала, что жалобы на ст. 119 УК поступали в Суд и раньше, но исходили они от осужденных и не были связаны с семейным насилием. «При этом не надо обольщаться: КС не высказал свою позицию о необходимости защищать жертв именно семейного насилия, ограничившись общими рассуждениями о том, что каждое преступление покушается на достоинство личности, а государство обязано способствовать устранению нарушений любых прав», – подчеркнула Ольга Кряжкова.

Во что эти позиции разовьются в практике КС дальше – покажет время, добавила она: «Может быть, они сыграют положительную роль при применении ст. 119 УК к тем, кто практикует семейное насилие, а может, станут прологом к отказу от идеи специального законодательного регулирования защиты жертв насилия. Пока я не стала бы утверждать, что КС однозначно встал на путь поддержки жертв семейного насилия. Похоже, судьи с этим еще не определились».

Статья 119 УК РФ. Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью

Новая редакция Ст. 119 УК РФ

1. Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью, если имелись основания опасаться осуществления этой угрозы, —

наказывается обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо ограничением свободы на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до двух лет, либо арестом на срок до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до двух лет.

2. То же деяние, совершенное по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы, а равно в отношении лица или его близких в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности или выполнением общественного долга, —

наказывается принудительными работами на срок до пяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового либо лишением свободы на срок до пяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового.

Комментарий к Статье 119 УК РФ

1. Объективная сторона выражается в активном поведении — действии, а именно угрозе убийством или причинением тяжкого вреда здоровью. Если высказывается угроза иного характера (например, причинить средней тяжести или легкий вред, уничтожить или повредить имущество, ограбить или совершить надругательство), ответственность по ст. 119 исключается, поскольку содержание угрозы иное. Только высказывание о намерении убить или причинить тяжкий вред здоровью запрещено диспозицией коммент. статьи.

2. Угроза — способ психического воздействия, направленного на запугивание потерпевшего, на то, чтобы вызвать у него чувство тревоги, беспокойства за свою безопасность, дискомфортное состояние.

3. Способы выражения угрозы могут быть разными (устно, письменно, жестами, явочным порядком или по телефону, непосредственно потерпевшему или через третьих лиц) и в плане квалификации содеянного безразличны.

4. Выделяют такие обязательные черты угрозы, как конкретность и ее реальность. Подчас под конкретностью понимают ясность того, каким образом лицо намерено исполнить угрозу. Такая трактовка весьма спорная: достаточно того, чтобы было ясно, угрожает виновный лишением жизни, причинением тяжкого вреда здоровью и т.д. Реальность угрозы означает, что существуют достаточные основания опасаться приведения ее в исполнение. Такие основания должны возникнуть у потерпевшего, и в этом случае цель угрозы считается достигнутой, дискомфорт — возникшим.

5. Распространенным является взгляд, согласно которому переносить реальность угрозы целиком в плоскость субъективного ее восприятия потерпевшим едва ли правомерно и надо учитывать все обстоятельства дела (характер взаимоотношений виновного и потерпевшего, серьезность повода для угрозы, личность угрожающего, наличие предметов, способных причинить серьезный вред и т.д.).

6. В конкретных случаях угроза может быть пустой, произнесенной в запальчивости, когда и сам виновный, и потерпевший не придают ей серьезного значения. Поэтому важно знать, использовал ли виновный угрозу как средство давления на волю потерпевшего с намерением вызвать у него чувство страха, боязни, дискомфорта. Если это установлено, угрозу следует считать реальной, даже если сам виновный приводить ее в исполнение не собирался, а лишь запугивал потерпевшего.

7. Необходимо доказать, что, во-первых, у потерпевшего действительно существовали основания воспринимать угрозу как реальную, что объективно подтверждает истинность его утверждения, что он испытал тревогу, дискомфорт и т.д. после высказывания виновным угрозы. Основанием для такого восприятия могут быть данные о личности угрожавшего, форма выражения угрозы и т.п. Подтверждающими могут быть и свидетельские показания об ухудшении самочувствия потерпевшего (скажем, после угроз тот стал бледным, плохо засыпал, остерегался встреч с угрожавшим, жаловался на чувство страха, нередко вздрагивал и т.д.). Во-вторых, именно на такое восприятие своих угроз потерпевшим виновный и рассчитывал. При наличии этих двух условий существуют основания говорить о наказуемости поведения.

8. Спорным представляется вопрос о том, можно ли считать угрозы, описанные в комментируемой статье 119 УК РФ, вариантом обнаружения умысла, за которое лишь в порядке исключения законодатель предусмотрел УО. Изложенное выше позволяет сделать вывод, что в статье речь идет не об обнаружении, а о реализации умысла, только не на убийство или причинение тяжкого вреда здоровью, не о намерении совершить именно такое преступление, а об умысле на нарушение психической неприкосновенности личности, ее спокойствия путем запугивания, внушения чувства страха. Налицо деятельность, направленная на конкретный объект и производящая в нем вредные изменения, а не простое озвучивание преступных намерений.

9. Состав преступления сконструирован по типу формального. Преступление считается оконченным (составом) в момент выражения угрозы вовне (произнесения, передачи через знакомых потерпевшего и т.д.).

10. Высказывание угрозы виновным может не преследовать цель запугивания, а обнаруживать возникшее решение об убийстве или причинении тяжкого вреда здоровью. В этом случае, если виновный помимо заявления о замысле совершает какие-либо действия, направленные на реализацию заявленного намерения, содеянное квалифицируется как приготовление либо покушение на соответствующее преступление (ст. 105, 111).

11. Субъективная сторона — прямой умысел — выражается в том, что лицо намеренно высказывает угрозы, рассчитанные на восприятие их потерпевшим как реальных, устрашающих, вызывающих чувство тревоги, опасности, и желает поступить таким образом.

12. Норма, предусмотренная коммент. статьей, является общей по отношению к некоторым другим нормам, также устанавливающим УО за угрозы. Так, ст. 296 УК говорит о наказуемости в связи с осуществлением правосудия или производством предварительного расследования. В таком случае в соответствии с правилами квалификации деяния при конкуренции норм предпочтение отдается специальной норме, т.е. ст. 296.

Во многих случаях угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью выступает способом совершения другого, более тяжкого преступления (разбоя, вымогательства, угона транспортного средства и т.д.). В соответствии с правилами квалификации при конкуренции части и целого предпочтение отдается целому, поэтому дополнительной квалификации по ст. 119 не требуется.

Иная ситуация возникает при реальной совокупности преступлений. В абз. 3 п. 11 Постановления Пленума ВС РФ от 15.06.2004 N 11 обращено внимание, что, если угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью была выражена после изнасилования или совершения насильственных действий сексуального характера с той, например, целью, чтобы потерпевшее лицо никому не сообщило о случившемся, действия виновного надлежит квалифицировать дополнительно и по ст. 119, если имелись основания опасаться осуществления этой угрозы.

13. Деяния относятся к категории преступлений небольшой тяжести.

Другой комментарий к Ст. 119 Уголовного кодекса Российской Федерации

1. Объективная сторона преступления состоит в действиях, представляющих собой психическое насилие и выражающихся в высказывании намерения убить другое лицо или причинить ему тяжкий вред здоровью.

2. Угроза может быть выражена устно, письменно, жестами, в средствах массовой информации, высказана непосредственно или передана через третьих лиц. В некоторых случаях угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью является способом совершения другого более тяжкого преступления и квалифицируется по соответствующей статье УК РФ (например, ст. ст. 120, 131, 132, 296 УК РФ и т.д.).

3. При угрозе отсутствует умысел на причинение смерти или тяжкого вреда здоровью, но имеются основания опасаться реализации этой угрозы. Обязательным условием наступления уголовной ответственности за угрозу убийством или причинения тяжкого вреда здоровью является реальность высказанной угрозы. Это означает, что потерпевший должен воспринимать угрозу как реальную, т.е. как намерение виновного через какое-то время реализовать ее.

4. Преступление считается оконченным с момента высказывания или совершения действий (жестов), воспринимаемых другим лицом как опасных для жизни или здоровья.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: